1936 • СОВЕТСКИЕ АСЫ • 1953

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж-З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У-Ф-Х  Ц-Ч  Ш-Щ  Э-Ю-Я

Линия


Забелин Владимир Николаевич

10 побед

(10 + 0)
Забелин Владимир Николаевич
  Флаг ВВС

Родился 16 июля 1921 года на хуторе Гостино Дубовского района Сталинградской области. В 1940 году окончил 10 классов средней школы города Сталинграда и поступил в местный аэроклуб, который окончил осенью 1940 года. В декабре того же года стал курсантом Батайской военной авиационной школы пилотов. С весны 1943 года работал лётчиком-инструктором 11-го ЗАП (4-я ЗАБ, Северо-Кавказский военный округ). С июля 1944 года - лётчик-инструктор соседнего 26-го ЗАП. В декабре 1944 года переведён лётчиком-инструктором в 25-й ЗАП, той же 4-й ЗАБ.

В сентябре - декабре 1944 года проходил боевую стажировку в составе 91-го ИАП (256-я ИАД, 5-й ИАК, 2-я Воздушная армия, 1-й Украинский фронт). Совершил 20 боевых вылетов, провёл 4 воздушных боя, лично сбил 1 самолёт противника.

С весны по сентябрь 1946 года - лётчик-инструктор Армавирской военной авиационной школы пилотов. С октября 1946 года - командир звена 5-го ИАП (249-я ИАД, 9-я Воздушная армия, Дальневосточный военный округ). С апреля 1947 года - командир звена, заместитель командира эскадрильи 821-го ИАП (190-я ИАД, 54-я Воздушная армия ДВО).

С 12 февраля по 10 августа 1952 года капитан В. Н. Забелин принимал участие в боевых действиях на территории КНДР в составе 821-го ИАП (190-я ИАД, 64-й ИАК), в должности заместителя командира эскадрильи по лётной подготовке. С июля 1952 года временно исполнял обязанности командира 256-го ИАП (190-й ИАД, 64-й ИАК). За этот период совершил 72 боевых вылета, провёл около 40 воздушных боёв, лично сбил 9 самолётов противника.

С ноября 1952 года по 1956 год - командир 256-го ИАП (190-я ИАД, 54-я Воздушная армия). В 1956-1957 гг. учился на курсах командиров дивизии при Академии ВВС в Монино. С 1957 года по конец 1959 года - командир 911-го ИАП (229-я ИАД, Белорусский военный округ). С ноября 1959 года по май 1960 года - врио командир 229-й ИАД, затем - 1-й заместитель командира и командир 1-й Гвардейской ИБАД. С 1965 года - заместитель командующего по боевой подготовке 76-й Воздушной армии. В 1965-1968 гг. проходил заочное обучение в Военно-Воздушной Академии в Монино. С 1968 года - начальник службы безопасности полётов 76-й Воздушной армии. С лета 1971 года полковник В. Н. Забелин - в запасе. Проживал в Санкт-Петербурге. Умер 15 июля 2011 года.

Награды: медаль "За боевые заслуги" (23.02.1945 г. - за работу в тылу в период ВОВ), орден Красной Звезды (28.06.1945 г. - за боевую стажировку), медаль "За боевые заслуги" (17.05.1951 г. - за выслугу лет), орден Ленина (25.09.1952 г. - за бои в Корее).

*     *     *

Одним из выдающихся советских лётчиков периода Корейской войны был капитан Владимир Николаевич Забелин. Об этом лётчике, до недавнего времени любители истории авиации мало что знали. Знаменит в истории Корейской войны Владимир Забелин тем, что является самым результативным советским асом первой половины 1952 года и единственный, кто достиг такого числа побед за такой небольшой период участия в боях. Кроме того, боевая статистика его побед впечатляет его результативностью, ведь на одну свою победу он затрачивал всего 8 боевых вылетов и каждый 4-й поединок, был для нашего лётчика результативным - впечатляющие результаты, на фоне результативности нескольких сотен советских лётчиков из состава всего 64-го ИАК ПВО, что в тот период участвовали в боях в небе Кореи. Причём, сам Забелин не только ни разу сам не был сбит, но и даже не имел повреждений в боях, что само говорит о высоком мастерстве данного лётчика!

Владимир Забелин был к моменту отправки в Китай довольно подготовленным лётчиком, с большим инструкторским опытом. Довелось ему, и повоевать в течение почти 5 месяцев в 1944 году в небе Польши. В составе 91-го ИАП он совершил 20 боевых вылетов, участвовал в 4 воздушных боях, 26 октября 1944 года в районе юго-западнее Ясло сбил лично самолёт противника ФВ-190. Так что участвовать в боевых действиях было для него не в новинку.

821-й ИАП прибыл в Китай с новым командиром: полком командовал Герой Советского Союза подполковник Дмитрюк Григорий Федосеевич. Владимир Забелин прибыл в Китай в звании капитан, будучи заместителем командира 3-й АЭ по лётной части, которой командовал тогда майор Лазарев Владимир Алексеевич. Получив самолёты, стали вылетать на учебные полёты и облёт района боевых действий. Начало для лётчиков 821-го ИАП было не очень удачным: уже 24 февраля полк понёс первые потери. Во время учебного полёта столкнулись в воздухе 2 самолёта полка: одному лётчику удалось спастись на парашюте, а вот второй погиб (им оказался заместитель командира полка подполковник А. Н. Васильев). Было очень неприятно, что начало участия в корейской войне было омрачено этой трагедией!

Боевые вылеты для лётчиков 821-го ИАП начались в конце февраля месяца, но серьёзные бои начались только с начала марта месяца. Владимир Забелин летал в паре со старшим лейтенантом Михаилом Ермолаевым. Там получалось, что его пара обычно покидала аэродром последней: когда на боевое задание уходил весь полк, то первыми взлетали лётчики 1-й АЭ, затем 2-й АЭ и последними в небо уходили лётчики 3-й АЭ, где замыкающей всегда уходила в небо пара капитана Забелина. Именно тех, кто взлетал последними, чаще всего пытались сбить "Сейбры-охотники", которые всё больше стали блокировать аэродромы базирования советских авиаполков и атаковывали наши самолёты в момент взлёта или посадки.

В первый раз, когда Владимира Николаевича и его ведомого подловили на взлёте "Сейбры", это оказалось полной неожиданностью для Забелина. Он только взлетел и убрал шасси самолёта, как в наушниках раздалась команда: "Кто взлетел последним, у вас на хвосте "Сейбры". Как вспоминает Владимир Николаевич, в мозгу пробежал страх, но руки автоматически сделали своё дело: он резко взял вправо, и тут же рядом с крылом прошла трасса пуль, которые воткнулись в бетонку взлётной полосы впереди самолёта, а следом проскочила пара "Сейбров". К счастью, реакция выручила тогда Забелина и его ведомого, и они избежали гибели и повреждения своих машин. Позже, пару Забелина ещё несколько раз пытались подловить на взлёте или посадке "Сейбры", но Владимир Николаевич всегда был внимателен и не дал больше возможности противника застать его врасплох. Пропал и страх перед противником, так как когда видишь его первым, тогда он не страшен!

МиГ-15бис В.Н.Забелина.

Свою первую победу капитан Забелин одержал в середине марта 1952 года. Рассказывает сам Владимир Николаевич:

"Это произошло днём 16 марта, в простых метеоусловиях, была хорошая погода. Весь полк подняли на перехват авиации противника. Встретились над устьем реки Ялуцзян в районе Супхунской плотины, в том же районе расположен и железнодорожный мост. И когда сошлись, оказалось "Сейбров" и "Тандерджетов" очень много, наверно до сотни. "Тандерджеты" внизу ползают, штурмуют. Их считали истребителями, но они были истребителями-бомбардировщиками. То есть их оружие не только пушки и пулемёты, но и бомбы. А все "Сейбры" сверху, их задача, сражаться с нами.

Идёт наш полк в боевом порядке "фронт". Первая и вторая эскадрилья как всегда в ударной группе. Наша эскадрилья шла с небольшим превышением, метров 600, и немножко отставая от ударной группы, примерно на километр. Я шёл в группе прикрытия. "Сейбры" уже справа и слева висят. И, наверно, по сигналу валится на нас группа, и они сразу же, ещё издалека, начинают стрелять по нашим самым крайним самолётам.

Одна эскадрилья отворачивает и начинает бой с теми, которые справа атакуют. Вторая эскадрилья связана боем на левой части. И возникает клубок... Наша эскадрилья тоже вступает в бой: одно звено устремляется на помощь отбивать атаку "Сейбров". Вскоре я спикировал парой в эту кашу, и оказался ниже всех. У "Сейбров" ничего не вышло. Победы они никакой не добились. По какой причине, я не знаю. И как наша группа подключилась к бою, стали они отходить к побережью. Они всегда, когда им невыгодно, отходили в море, а нам туда нельзя. Там их средства спасения ждут, на случай сбития их лётчиков. Вот и мы не имели права пересекать береговую линию.

...Кто-то ещё дерётся, я вижу, выше нас с Ермолаевым идёт пара "Сейбров". Выше примерно на 1000 метров, и впереди. Но я их не догоняю, а мне ещё надо и высоту набирать. А так хотелось их достать из пушек. Осмотрелся, никого вокруг не вижу, только эта пара. Мысль у меня появилась: вынести прицел вперёд по его курсу. Не собью, так хоть напугаю. И как ударил из всех пушек очередью. И огни полетели на них... Результат был совершенно неожиданный. Обычно они из-под удара уходили так: переворот со снижением скорости за счёт воздушных тормозов, и отвесное пикирование. Но этот ведущий пары видно испугался, и в результате, пошёл не отвесно, видимо перепугался и развернулся на меня. А ведомый его, отвернул вправо и стал пикировать в сторону моря.

Этот "Сейбр", который развернулся, в результате оказался со мной на одной высоте. И начал крутить вираж, это их любимое занятие. Но оказался у меня на носу. Вынес я по сетке подвижной прицел, вписал его в кружок и ударил по нему длинной очередью. Я всегда бил только длинными очередями. Для гарантии... И попал, но не знаю, куда точно. Он перевернулся на спину, и полетел вниз. И тут я его потерял из виду... А он упал - подтверждение потом привезли. Там постоянно работала специальная наземная команда, собранная от всех полков. Они ездили на машинах в том районе, где предполагалось падение сбитого. С учётом, того, что могли сбить и на большой высоте, район поиска мог простираться на десятки километров. И некоторых сбитых искали долго".

В этот день в "Аллее МиГов" шли ожесточённые бои лётчиков 190-й дивизии с пилотами из состава 4-го и 51-го FIW. Лётчики дивизии заявили в этот день 9 побед над F-86, при одной своей потере. Американская сторона признаёт потерю только одного своего F-86E из состава 25-й FIS 51-го FIW, что довольно странно при таком количестве заявок на победу. В этот день Владимир Забелин с товарищами, совершил 3 боевых вылета и имел 2 встречи с противником. Свой боевой счёт капитан Забелин открыл во 2-м за день боевом вылете в составе полка в район Сяренкан.

Вылеты теперь следовали почти каждый день, да и встреч с противником стало больше. Однако очередную свою победу капитан Забелин одержал только 2 апреля. В тот день лётчики 821-го ИАП совершили 3 полковых боевых вылета на перехват самолётов противника в районах Дээгуандонг, Сакусю, Сенсен. Все вылеты сопровождались боями с группами "Сейбров", однако все они закончились безрезультатно для обеих сторон, кроме одного. В этот день лётчики 821-го полка записали на свой счёт только одну победу, и она на счету Владимира Забелина. Свою победу капитан Забелин одержал в последнем за день боевом вылете. Третий вылет был на деблокировку аэродрома Догушань, над которым "Сейбры-охотники" караулили китайских лётчиков. Выполнив свою задачу, полк возвратился на аэродром Мяогоу и стал производить посадку. О том, что происходило дальше, рассказывает Владимир Николаевич:

"Была четвёрка "Сейбров" над нашим аэродромом. Над Мяогоу. Мы по команде возвращались с задания. Все заходили на посадку. Я, парой с Ермолаевым были в числе последних. А это звено, они рассредоточились на пары и летали не над самим аэродромом, а так на небольшом удалении. Большой круг там писали. Короче говоря, это те лётчики, которые вылетали на охоту. Вот как раз эта четвёрка была из них. Я в это время правее аэродрома выходил. Был я парой с ведомым. И правее аэродрома к посадочному кругу подходил. И слышим по радио: "Сейбры"! "Сейбры"! "Сейбры"!

Кто-то там говорит по радио. Где? Что? Я понял только, что опять это те самые "Сейбры", которые приходят, атаковать тех, которые заходят на посадку без горючего. И они караулили, ловили в такой ситуации, когда мы им ответить не могли. И вдруг я обнаружил пару правее, там зенитные пулемёты и пушки стояли на краю аэродрома. Они начали стрелять, в общем, застрочил пулемёт или пушка и я их обнаружил. Смотрю, пара эта на малой высоте летит. И вышло так, что мне ничего не оставалось, как их атаковать. У меня горючего немного было, но я их, всё равно бы стал атаковать. И я атаковал опять-таки ведущего. Потому что ведомый, как правило, отрывается, или сознательно уходит, избегая атаки. Ну, в общем, парой редко во время атаки они там держатся. Короче говоря, сходу я его быстренько вписал в прицел и сбил. И он упал в 2 - 3 километрах от нашего аэродрома".

По всей вероятности, это был самолёт F-86E № 50-0592 1-го лейтенанта Джоя Кэннона (Joe L. Cannon) из состава 25-й FIS 51 FIW. По данным американской стороны, пилот успел катапультироваться, и его вывезли на вертолёте ПСС ВВС США.

Ещё более удачным выдался для Владимира Забелина день 6 апреля, когда ему удалось одержать сразу 2 победы за день боёв. В этот день было 2 полковых вылета, и оба с боями против групп "Сейбров". Первый утренний вылет был в район Кидзио - Бихен. Тактику противника наши лётчики уже хорошо изучили и знали, что их ожидает впереди. Владимир Николаевич вспоминает:

"О противнике, и это относится ко всем боям: трудно сосчитать, сколько их было, потому что они выползают откуда-то, как тараканы. И идут в атаку со всех направлений. Тактики они придерживались такой: вылезает группа истребителей-бомбардировщиков или группа бомбардировщиков. Чаще всего ходили на бомбардировку наземных войск F-84. И их прикрывают, истребители прикрытия F-86. Только они и были в группе прикрытия. Эти группы по числу весьма многочисленны. Приходят вместе, а потом расходятся по своим объектам, которые нужно уничтожить. И вот тогда группа прикрытия "Сейбров", которая идет вместе с ними летит на высотах, не более 4000 метров, а то и ниже. Иногда они даже на малой высоте идут.

Бомбардировали они железные дороги, электростанцию, плотину, мосты через реку Ялуцзян. Кстати, мосты они так и при мне и не разбомбили. Были повреждения, но незначительные, и их быстро восстанавливали. Так что мосты действовали в районе Аньдуня все время. Но кроме этого ещё до появления группы, которая идёт на бомбёжку вместе с "Сейбрами" прикрытия, минут на 10 - 15 раньше, выходит в этот район большая группа "Сейбров" для "расчистки". Они исполосуют небо во всех направлениях.

Приходили чаще всего восьмёрками. Одна восьмёрка идёт, вторая, третья, четвёртая. Причём с разных направлений. И стекались в эту самую северную часть Кореи, и там они барражируют на всех высотах, чаще всего - на больших. От 80 до 200 самолётов в общей сложности получается. И вот поднимают нас на перехват бомбардировщиков по вызову с командных пунктов дивизии или корпуса. Как только наши "МиГи" появились, и их заметили, по радио немедленно оповещают остальных: называют направление и добавляют, например, "Там двадцать МиГов идёт". И все пока ещё свободные от боя "Сейбры" устремляются в указанном направлении. И начинается "вертушка". Через некоторое время те, кто пришёл раньше, выходят из боя. Но подходят новые силы... И так подменяясь они долго могут держать этот район хорошо прикрытым. Если им худо становится, когда мы их прижмём, они выходят, как пришли, допустим, пришли восьмёрками, и уходят восьмёрками.

В отличие от нас, боевой порядок больше "восьмёрки" я у них не видел. При этом эшелонировано по высоте, и по интервалу: одни чуть пониже, другие где-нибудь справа выше идут, на определённом удалении. Это было у них очень чётко отработано. И если закричит кто-нибудь из них, что его бьют, моментально на нашего атакующего обрушиваются со всех сторон. И ещё: как только им худо становилось, неблагоприятная ситуация для них складывалась, они тут же уходили за береговую черту на море. Они знали: там наших "МиГов" нет. Нам было запрещено туда летать, они это хорошо знали. Переворотом, на этих огромных воздушных тормозах, отвесно пикировали в сторону моря. Там его не тронут.

Тоже самое было 6 апреля. Случилось это в первой половине дня. Смотрим, идёт восьмёрка. А мы, по-моему, были четвёркой. Идём на пересекающихся курсах. Но они чуть ниже. Когда подошли, я сразу же энергично закрутил одну из пар. Им энергично закрутиться помогали перегрузочные костюмы. Плюс сама аэродинамика их самолёта, крыло с предкрылками. Особенно хорошо они маневрировали в горизонтальном положении, а уходили от нас вниз, отрываясь на вертикале. Покрутил я, и вписал его в прицел вначале под ракурсом 2/4, и открыл огонь. Стрелял, я всегда длинными очередями. Мы были почти на одной высоте. Я смотрю, снаряды попадают ему прямо в фюзеляж. Такие взрывчатые снаряды 37-мм пушки, сполохи прямо на фюзеляже. Как будто бы по пыльному мешку бьёшь, и пыль отлетает... Ну он и завалился на крыло и пошёл вниз...

Вторая победа... Это было в тот же день, во втором вылете. Ситуация была почти аналогичная, только в другом район Дээгуандонг - Сенсен - Кидзио. Нас вылетело 24 экипажа, а "Сейбров" было около 30. Похожая была встреча, только с другого направления. В этот раз они шли со стороны моря. А в первом случае - к морю. Я обнаружил четвёрку "Сейбров", которые шли со стороны моря, и атаковал крайнюю пару. Один из "Сейбров", почему-то пошёл вверх, увидев ли меня, я не знаю. Он пошёл на что-то вроде боевого разворота. Когда он оказался почти вертикально надо мной я его вписал в прицел и длинной очередью сбил..."

Один из секретов успеха в бою для Владимира Забелина было его умение хорошо стрелять, и он отработал это действие до автоматизма, так как хорошо знал прицел АСП-3Н, который стоял на МиГ-15бис. Далее, сам Владимир Николаевич расскажет, как он применял свои навыки в стрельбе:

"Я все стрельбы проводил только с подвижной сеткой прицела по самолёту в целом. Некоторые лётчики, в том числе и наш командир полка Дмитрюк, по подвижной сетке прицела не стреляли. Я был с ним в одном бою, помню, он стреляет вперёд, сам, определяя упреждения. Но так можно ошибиться, причём здорово ошибиться. И никуда не попадёшь.

Я не знаю точно, какие на других самолётах стояли прицелы. Но у меня стоял улучшенный вариант. Однажды появляется в полку московская команда инженеров, которая привезла несколько новых прицелов. К этому времени у меня уже были сбитые. Я их заинтересовал, и они обратились ко мне с предложением: "Хотите, мы Вам поставим новый улучшенный прицел?"

Ну, кто не захочет. И они мне его поставили. Это было в 821-м полку. Я в него поверил, и целыми днями, когда сидел в кабине тренировался. Включаю прицел, и отрабатываю движения левой рукой. Правая рука ведь будет на ручке... Вот я включаю эту подвижную сетку и обрамляю разные доступные предметы. В конце концов, я уже просто чувствовал, какое расстояние до любой цели. Всё время тренировался... И даже когда резко маневрировал, управление прицелом на ручке газа крутил уже автоматически.

Почему-то некоторые лётчики, в том числе и Дмитрюк, не верили такому прицелу, и не пользовались им, а переключали в режим неподвижной сетки. Во время маневрирования сетка исчезала - с перегрузками прицел не справлялся. На короткое время загрубляю работу прицела, а когда я уже сближаюсь с противником, я выкручиваю в обратную сторону подвижную часть сетки и ставлю её заведомо в положение 300 - 400 метров. Просто глазомерно определяю, я это запомнил уже, много раз этим занимался и специально тренировался. И сама рука обрамляет на дистанции 400 метров... И тут же открываю огонь длинной очередью...

Может, этот прицел был действительно лучше. А может быть, я довёл до автоматизма процесс прицеливания, развил в себе такое чувство, что мне сбить "Сейбра" или любой другой самолёт не составляло труда."

Конечно, один в поле не воин и Владимир Забелин сражался бок о бок со своими товарищами, часто спасая их во время воздушных сражений. Обычно когда начинался бой, то больше всех доставалось лётчикам 3-й АЭ, в которой летал Забелин, так как эскадрилья в строю, полка летела всегда замыкающей. Пилоты "Сейбров" также изучили тактику и приёмы "МиГов" и их лётчиков и старались пропустить первые 2 группы МиГ-15 и атаковать ту группу, которая была в конце строя полка. Тогда, совместно с командиром полка Героем Советского Союза Григорием Дмитрюком, они выработали такую тактику: в конце строя полка посылать ещё одно отдельное звено или пару, которая отбивала атаки "Сейбров" на замыкавшие строй самолёты полка. Вот это звено или пару, всегда возглавлял капитан Забелин и очень часто в самый критический момент сваливался сверху неожиданно на атакующие "Сейбры" и спасал своих товарищей от неожиданной атаки сзади. Для пилотов "Сейбров", появление Забелина всегда было неожиданностью и им приходилось прекращать атаку и самим уходить от атаки Забелина и спасть свои жизни. Иногда это удавалось, а иногда нет.

Так во время боя 13 апреля в районе Ансю под пушки капитана Забелина попал очередной, 5-й по счёту F-86E. Предположительно жертвой Забелина в этом бою стал лётчик 336-й FIS 4-го FIW Квентин Эллингтон (Quentin C. Ellington) которому удалось дотянуть на своём F-86A № 49-1316 до Сувона и там катапультироваться из повреждённой машины. Таким образом, одержав свою 5-ю победу в небе Кореи, Владимир Забелин получил статус аса этой войны и на тот момент, являлся самым результативным лётчиком как 190-й ИАД, так и всего 64-го ИАК.

Естественно, что война есть война и потери несут обе стороны. Были потери и в составе 3-й эскадрильи, в которой воевал Владимир Забелин. В начале боёв в марте месяце, был в бою серьёзно подбит "Сейбрами" самолёт старшего лейтенанта Георгия Вязикова, но он благополучно долетел до своей базы и посадил повреждённый самолёт. Однако через 3 дня, 25 марта его всё же сбили "Сейбры" и ему пришлось покинуть свой самолёт и спасаться на парашюте.

Первую потерю среди лётчиков эскадрилья понесла 1 апреля 1952 года - погиб командир звена старший лейтенант Николай Черников. Это был хороший друг Николая Забелина, и он очень переживал гибель товарища. Владимир Николаевич хорошо помнит как он погиб:

"С Черниковым было так: он ведомым был, но оторвался от ведущего, шёл один. Дали команду группе идти на посадку. Они стали над сопками снижаться. Он пересёк реку Ялуцзян. Отклонился вправо почему-то, и аэродром у него с левой стороны оказался. И тут его атаковала четвёрка "Сейбров". Подробностей не знаем, видели, как выходила оттуда четвёрка "Сейбров". А "Сейбры" всегда караулили нас, когда мы возвращались на аэродром, чтобы при первой же возможности "из-за угла" ударить. И Черников попался, и его сбили. Потом долго, очень долго, его искали, в конце концов, останки нашли. Корея, страна гористая. Врезался он в сопку и остался там навсегда..."

Черникова сбили "Сейбры-охотники" на посадке. Этот метод борьбы с нашими лётчиками, американские пилоты стали практиковать, начиная с марта 1952 года, и занимались блокировкой наших передовых аэродромов до окончания боевых действий в Корее 27 июля 1953 года. Ещё много советских лётчиков сложат свои головы в районе своих аэродромов от коварных атак "Сейбров-охотников" во время взлёта или посадки на свои аэродромы. Особенно стали сильно досаждать эти "охотники" в мае месяце. Они просто терроризировали наши аэродромы, в том числе и аэродром Мяогоу, на котором базировался 821-й ИАП. Так Владимир Забелин наблюдал с земли, как над Мяогоу были сбиты "Сейбрами" капитан Пётр Моторин из соседней дивизии и лётчик 256-го ИАП 190-й ИАД старший лейтенант Владимир Пидунов. Это произошло на глазах Забелина 4 мая, при посадки наших самолётов, хорошо, что оба наших лётчика благополучно катапультировались и остались живы. В другой раз, на глазах Забелина, "Сейбры" сбили на посадке штурмана 256-го ИАП капитана Виктора Колмансона, и на этот раз нашему лётчику спастись не удалось. Это произошло 20 мая 1952 года.

Поэтому Владимир Забелин был очень зол на пилотов этих "охотников" и если была такая возможность, он старался уничтожать этих. Одного такого "любителя лёгкой добычи" Забелин сбил 2 апреля над Мяогоу, ещё одного сбил 20 мая 1952 года, но в другом вылете, тем самым, отмстив американцам за гибель капитан Колмансона. Правда, ситуация тогда складывалась не в пользу Забелина, но он с честью из неё вышел:

"Мы возвращаемся из Кореи, подходим к своему аэродрому. Горючего осталось очень мало. С горючим особенно плохо у Ермолаева, потому что он ведомый - ведомый всегда расходует горючего значительно больше, чем ведущий. На подходе я говорю: "У нас горючего мало, обеспечьте посадку". В ответ слышим: "Высылаем звено на прикрытие посадки".

Звено "МиГов" вылетает и, никто не знает, куда это звено девается. Тут на нас набросилось 2 восьмёрки "Сейбров". Завязалась отчаянная драка. Одна восьмёрка атакует нас двоих с Ермолаевым. Я вижу, что ещё восьмёрка висит выше. Ходят и ждут. Я запрашиваю командный пункт: "Где помощь? Нам надо садиться! Они съедят нас, обязательно!"

Ответа нет. Ну, я не выдержал, и стал ругаться на весь белый свет: "Высылайте помощь! Иначе катапультироваться придётся". Дело плохо! Ермолаев говорит: "У меня уже лампочка горит!" Я ему командую: "Немедленно на посадку! Под меня!" И он скользнул под меня, и в пикирование ушёл. Они его уход не заметили, упустили, и стали гонять меня. Делал я большое количество "косых петель", каких угодно. Как только на петлю полезу, они отстают. Ну, там долго не просидишь, скорость теряется, сваливаюсь и опять. И опять они бьют. Стреляют со всех сторон. Я смотрю, летят трассы с левой стороны, все пространство огоньками от пуль заполнено. Тут я вспомнил, что самолёт МиГ-15 неплохо скользит, и я дал правую ногу. Они бьют слева, по очереди. Пара бьёт, пара прикрывает. Уже сил никаких нет сопротивляться...

Слышу по радио, Ермолаев уже сел. Я давлю на правую ногу, самолёт скользит. Видно их прицел этого скольжения не учитывает. Но трасса к левому крылу подходит всё ближе. Ну, всё, нет сил никаких, посмотрел я на катапульту, взглянул, куда хвататься рукой, решил - катапультироваться. И вдруг впереди заметил, где-то на высоте примерно 4000 метров, небольшое облако. Очень странно, что в этот день была ясное небо, и вдруг такое совсем маленькое дождевое облачко. И я в него. А они всё стреляют. Проскочил облако, выскочил, никого не вижу. Соображаю, как я буду без горючего садиться. Развернулся в сторону аэродрома, смотрю, куда мне планировать. Тут выскакивают 2 "Сейбра", которые меня били. Они меня потеряли в этом облаке, и опять нашли. Они отлично соображают, что мне надо на посадку на аэродром идти.

Ну, я до того освирепел на них, что забыл про горючее, про все... Ведомый, как уж он это почувствовал, не знаю, отвалил и исчез, Остался один ведущий. Ну, думаю: "А тебя я убью! Сам погибну, но и тебя убью!" Вписал его мгновенно в прицел. У меня, и скорость была большая. А он ходит с меньшей скоростью, ищет, где я появлюсь. И я ему как ударил из всех пушек, так и он тут на краю аэродрома и упал. Развернулся я, сел, в конце пробега, чуть свернул с рулёжки и двигатель остановился".

В этом тяжёлом бою над Мяогоу, капитан Забелин сбил самолёт капитана Джона Лэйна (John F. Lane) из состава 334 FIS и он до сих пор считается пропавшим без вести. В этот день Забелин совершил только один боевой вылет на перехват самолётов противника в район Сакусен - Дээгуандонг. При возвращении из этого вылета и произошла встреча Забелина и его товарищей с 16-ю F-86. На этот раз американцам не удалось добиться победы, и все лётчики 821-го полка благополучно вернулись на свой аэродром, а вот американцы потеряли в этот день самолёт и лётчика.

F-86A-5 сбитый В.Н.Забелиным.

На следующий день капитан Забелин ещё раз отличился в бою: в составе звена он вылетел в район Бихен, где встретились со звеном F-86. В этом скоротечном бою, Забелин атаковал одну из пар "Сейбров" и под огонь его пушек попал ведомый "Сейбр", которого Забелин и отправил на землю. Предположительно, под огонь его пушек попал 1-й лейтенант Чарльз Керр (Charles M. Kerr) из состава 334-й FIS, которому удалось спастись на парашюте, но при этом он попал в плен.

Это была 8-я личная победа майора Забелина в небе Кореи и последняя в составе 821-го ИАП. Из этих побед, 7 приходятся на "Сейбры" и только однажды Забелину удалось перехватить и сбить истребитель-бомбардировщик F-84 "Тандерджет". Это произошло 17 мая 1952 года, когда весь 821-й ИАП вылетел в район Сенсен на перехват самолётов противника. На этот раз им удалось перехватить большую группу "Тандерджетов" и разгромить её, сбив при этом 4 F-84, без своих потерь.

Звено майора Забелина в этом бою не участвовало - находилось в готовности № 1 на аэродроме. По команде с КП дивизии звено было поднято в воздух и направлена в район Сенсен. О том, что произошло дальше, рассказывает Владимир Николаевич:

"Мы летели на перехват F-84 звеном, район Сенсен. Мне этот полет даже понравился. В этот день я со всем полком не вылетал. А тут случилось так, что когда дали готовность звену, я был рядом с самолётом. У нас там дело было поставлено так: если вылет начинается, лётчик ещё только подходит к любому самолёту, технарь уже запускает двигатель и помогает парашют одеть, пристегнуться. И вот техник мой, и я тоже быстро сработали. Прыгнул в кабину, раз, два и вылет. Задачу ставят уже в полёте. На этот раз: "В районе Сенсен, недалеко от моста через Ялуцзян "Тандерджеты" атакуют китайских добровольцев. Им тяжело сейчас, надо помочь". Мы очень быстро выскочили туда, даже проскочили. Стали разворачиваться, и я смотрю, впереди столб дыма и пыли большой. Там был кто-то из наших наводчиков, на русском языке заговорил и направил нас: "Атакуйте! Просят скорее! Атакуйте!"

И я, парой с Ермолаевым, прямо в это облако влетел. А вторая пара она за нами не пошла. На отдалении обошли. И вот я спикировал, даже временами земли не было видно, из-за этой пыли и гари. Настигли они там китайцев, когда те были на отдыхе, китайцы шли на фронт только ночами. Как только я выскочил на самом бреющем полёте, штурмовики бросились в разные стороны. Я ближнего атакую, а он, снижается, ползёт, чуть ли не по воде. Я нарушил запрет, уже над водой порядком залетел. Меня смущало малое расстояние до воды - метров 15. Опыта не было, а тут ещё солнце... Я догнал его, он понял, что уйти не сможет. А вираж у него ещё лучше, чем у "Сейбра". Он как крутанул вправо, а я ему подрезал и начал по нему бить. Он стал виражить в сторону берега. А я его в это время продолжаю бить. Обломки от него летят во все стороны, а он всё равно тянет. Вылетел на берег, на малой высоте свалился, и... Взрыв и ничего от него не осталось.

Кстати, наша передовая команда рядом была, они сразу же приехали туда, но от самолёта одни клочья. По инструкции должны были взять детали, на которых где есть номер машины. В этом случае никаких споров не будет, всё ясно. Старшим в поисковой команде оказался Русавич, адъютант эскадрильи. Мы с ним дружили. Привёз он парашют и лодку, снаряжение полное, рыболовные крючки и пистолет погибшего лётчика".

Этот погибший пилот "Тандерджета", как сейчас стало известно, оказался 1-й лейтенант Смит (J. M. Smith) из состава 154-й FBS 136-го FBW, которого американцы считают пропавшим без вести. В итоге этот день 17 мая 1952 года стал самым результативным днём для лётчиков 821-го ИАП: они за этот день записали на свой счёт 5 уничтоженных F-84, 1 F-51 и 1 F-86, без каких либо своих потерь.

В июне месяце 821-й полк был отведён на отдых и в боях фактически не участвовал. Кроме того, в конце июня 1952 года Забелина и его ведомого Михаила Ермолаева направили на Ляодунский полуостров в санаторий на отдых в город Дальний на неделю. К этому времени Владимир Забелин сильно устал от постоянных вылетов и боёв, да и нервы уже сдавать стали. В это время, когда Забелин с ведомым отдыхали в Дальнем, полк и вся 190-я ИАД, понесла большие потери. Это произошло 4 июля 1952 года. В этот день американцы осуществили налёт на военную академию КНА в Сакчу в котором приняли участие 50 истребителей F-86 из состава 4-го FIW и 51-го FIW, а также 70 истребителей-бомбардировщиков F-84 из состава 49-го FBG и 58-го FBW. При отражении этого налёта участвовали все 5 полков 190-й и 97-й ИАД. В результате воздушного сражения этого дня, было потеряно 11 "МиГов", в том числе 10 самолётов потеряла 190-я ИАД и 1 самолёт 97-я ИАД. Американская сторона потеряла в боях с "МиГами" этого дня, 2 F-86 и 1 F-84. 821-й ИАП потерял в этот день 3 самолёта и 1 лётчика - старшего лейтенанта В. В. Шмагунова.

Как раз в этот день в город Дальний прибыл самолёт за майором Забеленным и его ведомым и доставили их на аэродром Аньшань, где базировался в это время 256-й ИАП 190-й ИАД. Прибыл в этот полк, Забелина встретил сам командир 190-й дивизии полковник Александр Сергеевич Корнилов, который сообщил, что майор Забелин назначается заместителем командира 256-й полка. Так как командир 256-го ИАП Герой Советского Союза подполковник И. И. Семенюк заболел и был отправлен в Советский Союз, то командовать полком, обязан был майор Забелин. Так как до конца командировки, командование 64-го ИАК не нашло подходящего кандидата на должность командира 256-го ИАП, майор Забелин так до конца боёв и исполнял временно обязанности командира 256-го полка.

Задача у полка на тот момент была одна: вылетать полком по вызову с аэродрома Аньшань и деблокировать аэродромы Мяогоу и Аньдун. К этому времени "Сейбры" до того обнаглели, что не только блокировали наши передовые аэродромы, они стали бить наши самолёты на взлёте и посадке. Правда, самолёты на земле не расстреливали, по людям не стреляли, но от этого нам легче не было.

За месяц, что Забелин командовал этим полком на китайской земле, лётчики этого полка сбили всего 1 самолёт противника, и сделал это новый командир, то есть сам Забелин. Это произошло 20 июля 1952 года, когда в составе полка (24 экипажа) майор Забелин вылетел в район Бихен. В период 16:12 - 16:20, группа "МиГов", летя на высоте 7000 - 13000 метров в районе Уйджи - Бихен, встретила 4 отдельных группы "Сейбров", общим количеством 24 F-86. Сражение проходило с использованием вертикального маневра. Два пилота группы стреляли по врагу. Майор Забелин сбил один F-86E. Всего было израсходовано в этом бою 68 снарядов пушки Н-37 и 260 снарядов пушки НС-23. Вот как рассказывает о своей последней на этой войне победе сам Владимир Николаевич:

"Полк сидел во второй готовности. Взлетает ракета, попрыгали в самолёты. Двигатели техники запускают, и быстрый взлёт полком. Взлетаю с Ермолаевым, за нами все 3 эскадрильи. Уже в воздухе уточняют задачу: "На деблокирование аэродромов Мяогоу и Аньдун". Выстроились все и идём строем, только тогда увеличиваю скорость. Я впереди, вместе с первой эскадрильей шёл. Мы шли прямо на Мяогоу, ещё до подхода набрали высоту полком, 12000 метров. Для боя, больше высоты не надо. Но мы должны были оказаться выше. Соображаю: если они на всех высотах, значит, могли быть и на этой высоте. И я не прямо пошёл на Мяогоу, а зашёл правее и пошёл над морем, на небольшом удалении. Я из кабины вижу, где наш Аньдунский аэродром. Я решил начать атаку над своим аэродромом. Они видно получили информацию, что подходит большая группа - наш полк это примерно 24 самолёта. Разведка у американцев хорошо там работала.. Они всё контролировали.

Выходим, и я решил атаковать сверху и снижаясь до малых высот полком. Когда подходили, мы уже чуть-чуть прошли Мяогоу, я заметил группу самолётов "Сейбр" ниже и восьмёрка была на такой высоте. Они не в плотном строю шли, а вытянутыми восьмёрками, в развороте в сторону Мяогоу шли. Ну, я дал команду: "Атакую!" И стал атаковать первую четвёрку. Весь полк в вытянутом состоянии таком в кильватере, пошёл за мной. Я подтвердил: "Атакуйте! Атакуйте всех, кого можно!" А сам устремился за этой четвёркой...

Одна пара отвалилась, отвернула вправо, и пошла вниз. Они могли уйти куда угодно. Или в сторону аэродрома или, скорее всего, я думал, они ушли вправо на море. Я нарушил воздушное пространство, то, которое нам определено было, взял и зашёл специально. Я знал, что они на море нас не будут искать на первых порах. Осталась пара в развороте левом. Мне больше понравился ведущий, я всё время пристрастие к ведущим испытывал. Это обязательно был лучший лётчик, его нужно сбивать в первую очередь. И с дистанции примерно 500 метров, я его уже вписал в прицел. Он плавно разворачивался, и я дал очередь, примерно, на треть боекомплекта. Он сразу же, как-то задрожал, двигатель у него задымил. Сначала белые такие шлейфы стали из двигателя вылетать у него. Я понял, что попал ему, туда куда надо - двигатель у него поражён. Он крен убрал и стал идти без крена. Ну, дальше у него стали вылетать клочки белого дыма из двигателя. Впечатление такое, что он стал останавливаться - у него резко упала скорость.

Ну а у меня скорость была больше, и я сблизился с ним на дистанцию 400 - 300 метров и выпустил по нему всё, что у меня оставалось. И продолжаю сближаться с огромной скоростью. Подумал при этом: "Как бы мне не столкнуться с ним? Где мне проскочить лучше?" Я решил, что пройду я чуть правее его с небольшим превышением. Отворачивать стал правой ногой, со скольжением в сторону от него. И в этот момент он катапультируется. Я выше него был, каких-нибудь метров на 10, наверное, не больше. Чуть выше и чуть справа. Я вижу: вылетает в разрисованном шлеме, у них у всех были эти шлемы. И вылетает выше меня, ну метров, наверное, может на 10 - 15, и сидение сразу начинает вращаться. Лётчик несколько раз перевернулся и полетел вниз. Я ещё проследил за ним, видел какое-то время. Где он, как он может упасть. А "Сейбры" быстро разблокировали аэродром, и ушли быстро на море. Мы там остались хозяевами. И все вернулись благополучно, наших никого не сбили. Потом мне привезли данные об этом лётчике. Его корейцы поймали в районе за рекой Ялуцзян. Там был лагерь для военнопленных лётчиков, куда его и отправили".

Как сейчас стало известно, сбитым 20 июля майором Забелиным оказался 1-й лейтенант Патрик Эллис (Patrick M. Ellis) из состава 16-й FIS 51-го FIW, который хоть и спасся, но попал на время в плен.

Согласно оперативному рапорту Штаба 64-го ИАК № 00202 от 20 июля 1952 года, между 16:12 - 16:20, группа майора Забелина из состава 256-го ИАП, летя на высоте 7000 - 13000 метров в районе Уйджу - Бихен, встретила группу самолётов противника общим количеством 24 F-86 в составе звеньев. Майор Забелин сбил один F-86E, который разбился в 12 километрах к юго-востоку от Синайджу. Кстати, это был первый боевой вылет Забелина в составе 256-го ИАП и первый его бой в новой должности.

23 июля майор Забелин совершил свой последний боевой вылет в корейское небо и второй в составе 256-го ИАП. На этот раз встречи с противником не было. После этого Владимир Забелин находился на КП полка и руководил действиями полка с земли. В самом конце июля 256-й ИАП перебазировали на передовой аэродром в Дапу, но очень не долго 256-й полк действовал с этого аэродрома. 10 августа 190-я ИАД получила приказ сдать все свои самолёты другой дивизии и убыть в Советский Союз. За эти 10 дней лётчики 256-го ИАП редко вылетали на боевые задания, и все их встречи с противником закончились безрезультатно. Правда, сам полк в этих августовских боях потерял 2 самолёта, причём последняя потеря была 9 августа, за день до окончания командировки. Хорошо ещё, что оба лётчика полка благополучно спаслись на парашютах и вернулись в полк.

МиГ-15бис В.Н.Забелина.

Всего в небе Кореи Владимир Николаевич Забелин совершил 72 боевых вылета (боевой налёт составил 60 часов), участвовал в 39 воздушных боях, в которых лично сбил 9 самолётов ВВС США. В воздушных боях Забелин ни разу не был сбит или подбит. Командование 64-го ИАК в лице генерал-майора авиации Г. А. Лобова отправляло в Москву представление на награждение майора Забелина высшей наградой СССР - "Золотой Звездой Героя", а ещё раньше командование 190-й ИАД отправляло представление на награждение майора Забелина орденом Красного Знамени и орденом Ленина. Однако чиновники из Главного Штаба ВВС СА решили, что хватит и одного ордена Ленина...


Список известных воздушных побед В. Н. Забелина:

Великая Отечественная война 1941-1945 гг.

Д а т аСбитые
самолёты
Место падения самолёта или
проведения воздушного боя
Свой самолёт
26.10.19441  ФВ-190юго-западнее ЯслоЯк-3

      Всего сбитых самолётов - 1 + 0;  боевых вылетов - 20;  воздушных боёв - 4.



Вооружённый конфликт в Корее 1950-1953 гг.

Д а т аСбитые
самолёты
Место падения самолёта или
проведения воздушного боя
Примечание
16.03.19521  Ф-86район реки Ялуцзян 
02.04.19521  Ф-86F-86E № 50-0592 из состава 25-й FIS 51-го FIW
06.04.19521  Ф-86Кидзио 
1  Ф-86 
13.04.19521  Ф-86ЛяодунF-86A № 49-1316 из состава 336-й FIS 4-го FIW
17.05.19521  Ф-84АнсюF-84D № 48-760 из состава 154-й FBS 136-го FBW
20.05.19521  Ф-86Суйхо (водохранилище)F-86A № 49-1255 из состава 336-й FIS 4-го FIW
21.05.19521  Ф-86южнее СончонF-86E № 50-0689 из состава 334-й FIS 4-го FIW
20.07.19521  Ф-86юго-восточнее СинанджуF-86E № 51-2828 из состава 16-й FIS 51-го FIW

      Всего сбитых самолётов - 9 + 0;  боевых вылетов - 72;  воздушных боёв - 39.



Линия

Публикация производится с разрешения И. А. Сейдова и С. Г. Вахрушева, а так же Издателя.
При использовании любых материалов данного сайта, активная ссылка на него обязательна.

Возврат

Н а з а д