1936 • СОВЕТСКИЕ АСЫ • 1953

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж-З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У-Ф-Х  Ц-Ч  Ш-Щ  Э-Ю-Я

Линия


Охай Григорий Ульянович

11 побед

(11 + 0)
Охай Григорий Ульянович
  Флаг ВВС

Родился 23 декабря 1916 года (5 января 1917 года) в городе Большой Токмак, ныне Запорожская область Украины. Окончил 7 классов школы и рабфак. Работал на дизелестроительном заводе. В 1935 году окончил 1 курс Мелитопольского педагогического института. С сентября 1935 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил Ворошиловградскую военную авиационную школу лётчиков. Назначен лётчиком в 46-й СБАП (Белорусский военный округ). С мая 1938 года - старший лётчик 46-го СБАП (Орловский военный округ). С декабря 1938 года младший лейтенант Г. У. Охай - лётчик 1-го ЛБАП (Белорусский военный округ). С 9 января 1940 года - старший лётчик 39-го СБАП (Ленинградский военный округ). Участник Советско-Финляндской войны: в январе - марте 1940 года в должности старшего лётчика 39-го скоростного бомбардировочного авиационного полка. Совершил 28 боевых вылетов на самолёте СБ.

В 1941 году лейтенант Г. У. Охай окончил Рязанскую школу штурманов. С августа 1941 года - лётчик-инструктор 13-го запасного ИАП (3-я запасная авиабригада, Приволжский военный округ), с ноября 1942 года - командир звена 13-го ЗИАП, с мая 1944 года - штурман эскадрильи 13-го ЗИАП. С июня 1945 года - заместитель командира эскадрильи по лётной подготовке 13-го ЗИАП (Белорусский военный округ). Подготовил фронту 85 лётчиков-истребителей.

Участник Великой Отечественной войны: в июле - августе 1943 года находился на боевой стажировке в 897-м истребительном авиационном полку (Степной фронт). Участвовал в Курской битве. Летал на "Яках", побед не имел.

С октября 1945 года старший лейтенант Г. У. Охай - заместитель командира эскадрильи 18-го ГИАП (303-я ИАД, Белорусский военный округ). С декабря 1945 года - командир эскадрильи 272-го ИАП (303-я ИАД, Белорусский военный округ). С марта 1947 года - командир эскадрильи 523-го ИАП (303-я ИАД, 14-й ИАК, Белорусский военный округ). С 20 сентября 1948 года 523-й ИАП находился в составе 56-го ИАК (78-я ВИА Московского округа ПВО).

В период с 28 мая 1951 года по 20 февраля 1952 года капитан Г. У. Охай - помощник командира 523-го ИАП по тактике воздушного боя и воздушной стрельбы. С 3 января 1952 года майор Г. У. Охай - заместитель командира и лётчик-инспектор 523-го ИАП (303-я ИАД). Участник боевых действиях в КНДР. Выполнил 122 боевых вылета, провёл 68 воздушных боёв, в которых сбил лично 11 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 ноября 1951 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 9280).

С 28 сентября 1953 года - командир 523-го ИАП (54-я Воздушная армия). С 23 июля 1954 года - в распоряжении командующего 29-й Воздушной армии. 7 декабря 1955 года подполковнику Г. У. Охай объявлен выговор от Главкома ВВС. 24 июля 1956 года снят с должности. С декабря 1956 года - старший инспектор-лётчик по технике пилотирования Отдела боевой подготовки и Высших учебных заведений 54-й Воздушной армии. С мая 1957 года - старший лётчик-инспектор по технике пилотирования 11-го САК (1-я Отдельная Дальневосточная воздушная армия), с июня 1958 года - начальник отдела боевой подготовки 11-го САК. С сентября 1960 года полковник Г. У Охай - в запасе. До 1978 года работал в Гражданской авиации. Жил в городе Днепропетровске. Умер 9 февраля 2002 года.

Награды: медаль "За отвагу" (20.05.1940 г. - за Советско-Финляндскую войну), орден Отечественной войны 2-й степени (28.11.1945 г. - за подготовку лётчиков для фронта), медаль "За боевые заслуги" (06.11.1946 г. - за выслугу лет), орден Красной Звезды (15.11.1950 г. - за выслугу лет), орден Красной Звезды (10.11.1951 г. - за бои в Корее), медаль "Золотая Звезда" (13.11.1951 г. - за бои в Корее), орден Ленина (13.11.1951 г. - со званием Героя Советского Союза), орден Красного Знамени (04.06.1955 г. - за выслугу лет), орден Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985 г. - к 40-летию Победы), другие медали.

*     *     *

Последним представителем 523-го ИАП, кто получил высокое звание Героя Советского Союза указом ПВС СССР от 13 ноября 1951 года, был капитан Григорий Ульянович Охай - на тот момент помощник командира полка по тактике воздушного боя и воздушной стрельбы. Это был опытный боевой лётчик и командир, участник ещё "Зимней войны" с Финляндией в 1939-1940 гг. за что получил первую свою боевую награду. Также у Григория Ульяновича был небольшой боевой опыт участия и в Великой Отечественной войне, но конечно надо отметить, что весь талант и мастерство, которое он накопил за эти многие годы подготовки в разных частях ВВС, раскрылся в полную силу только в небе Северной Кореи!

Григорий Охай прибыл в состав 523-го ИАП в марте 1947 года и его как опытного лётчика сразу определили на должность командира эскадрильи. Перед самой отправкой полка в Китай, в марте 1951 года, капитан Охай был назначен на должность помощника командира 523-го ИАП по тактике воздушного боя и воздушной стрельбы. О том, как начиналась эта боевая командировка лично для Григория Ульяновича и всего полка, он подробно рассказал в своих воспоминаниях:

"В марте 1951 года командир дивизии отправил трёх помощников командира полка по тактике и воздушного боя инкогнито (Воздушная армия не хотела отпускать лишних людей, так как эта категория числится только в полках мирного времени), это: Оськин Дмитрий Павлович, Масленников Борис Васильевич и я, Охай Григорий Ульянович - и мы первые, вне основного эшелона, пересекли станцию Пограничная и выехали в Китай. Что мы тогда думали? Это чтобы нас не перехватили и не вернули назад. Но всё обошлось, и хитрость Лобова удалась.

На следующий день прибыли наши основные эшелоны, и мы направились в Мукден, где 3 апреля 1951 года начали облёт прибывших железнодорожным эшелоном собранных самолётов и проводить лётную подготовку к боевым действиям. Одним из видов подготовки было: вылет парами, звеньями и АЭ с задачей - ведущий выполнял сложные манёвры по горизонтали и вертикали без предупреждения ведомых, а они должны не отрываться, а сохранять своё место в боевом порядке и, тем более, не терять ведущего и свою группу. Эти тренировки помогли нам в последующих боях с настоящим противником быть компактными в группах и вести успешно воздушные бои.

Забегая вперёд, скажу, что всё же в первых воздушных боях мы, вылетая, к примеру, составом АЭ, после воздушного боя на базу чаще возвращались по одному, реже - в составе пары. Потом втянулись в бои и возвращались парой и звеном.

В Мукдене также выполняли полёты на стрельбы на полигоне по наземным целям - этот полигон располагался на противоположной стороне города. Представителем на полигон ездил на автомашине и я. Ехать туда нужно было через город Мукден. Машина продвигалась медленно, так как улицы и тротуары были заняты людьми и рикшами, причём улица была запружена как на митингах. Однажды возвращаясь с полигона, я сделал остановку в городе возле сквера-музея. Зайдя в сквер, я увидел первым скелет кита, его длина была порядка 20 - 25 метров. Потом зашёл в помещение, где было всякое оружие. Видел там авторучку с одним отравленным зарядом для покушения на Мао Цзе Дуна. В небольшом летнем открытом театре шёл общественный суд над императором Северо-Восточного Китая (Манчжурия) Пу-И и его свитой, всего около 8 человек. В основном поочерёдно выступали пионеры в красных галстуках и рассказывали, очевидно, о грехах этой свиты. Если называлась фамилия судимого, он обязан был встать, в противном случае пионер подходил к нему и палочкой-указкой ударял по коленке и тогда он вставал.

28 мая 1951 года мы перелетели на аэродром Мяогоу, который китайцы построили за один месяц, без всякой техники, с коромыслом и большими круглыми подвешенными тарелками, вместо наших вёдер. Носили землю, щебень и другое необходимое для строительства, босяком или в тапочках из циновки и только бегом по грязи (аэродром строился на болотистой области). Рабочих было не менее 10 тысяч человек. Была сделана бетонная полоса 2,5 км шириной 80 метров и рулежные дорожки до капониров. Аэродром находился в 10 - 15 км от реки Ялуцзян. С этого аэродрома началась наша боевая работа.

Первый боевой вылет мы сделали 2 июня 1951 года. в составе 8 самолётов. Ведущим был командир полка А. Н. Карасёв, я у него был ведомый. Сплошные облака были на высоте 10000 метров, мы летели на высоте 9000 метров. По радио с КП нам передали: "Навстречу вам идут четыре группы "Сейбров" и когда КП сообщил, что до встречи осталось 30 - 40 км, ведущий дал команду "Замок" (сброс подвесных баков) и мы начали набирать скорость с 700 км/час, до 900 - 1000 км/час. В районе Ансю (кодировано "Сосиской") мы встретились с противником, который тоже сбрасывал баки с горючим, причём противник был выше нас, и их баки могли столкнуться с нашими самолётами.

Их оказалось 4 восьмёрки - это 32 самолёта или 4 самолёта на один наш. Вот здесь и начался бой. Мы развернулись на них, они на нас, так как их больше, мы перешли на вертикальный маневр, в котором МиГ-15 лучше "Сейбра". Бой проходил на высоте от 9000 до 1000 метров, а резкое изменение высот, меняло температуру в кабине, которая менялась от +20 до +60 градусов. Бой проходил с расчленением нас до пар и одиночных самолётов. Окончание боя было по команде ведущего, а выход из боя выполнял каждый или пара по своему усмотрению и обстановке.

Когда мы возвратились на базу, кто в одиночку, редко парой, пристроившись уже по пути, то тогда почувствовали, что мы мокрые от пота как мыши. На разборе воздушного боя я, как начальник ВСС сказал, что в этом бою мы сдавали экзамен американцам на умение вести бой. В этом бою нас погоняли хорошо, но испытание мы выдержали и все вернулись на базу невредимые".

Григорий Ульянович открыл свой боевой счёт на этой войне во время крупного сражения лётчиков 523-го ИАП с большой группой истребителей-бомбардировщиков F-80, которое состоялось 24 июня 1951 года. Сражение произошло в период 4:30 - 5:00 южнее Сенсен. На отражение налёта вылетели 29 экипажей 523-го полка под командованием подполковника Карасёва. Полковая группа состояла из нескольких групп, которые имели свои задачи и летели друг за другом на некотором расстоянии. Первым в 4:34 в районе Бихен обнаружило противника звено командира полка Карасёва. На высоте 2000 метров Карасёв заметил звено F-80 и, сбросив подвесные топливные баки, стал разворачиваться для атаки на противника.

Обнаружив "МиГи", пилоты "Шутинг Старов" разделились на 2 пары и стали раздельно уходить в сторону моря. Звено Карасёва устремилось за ними. Ведомый Карасёва капитан Охай впереди себя заметил ещё одну пару F-80 и перешёл в атаку на них. Ведущий "Шутинг Стар" вовремя обнаружил атаку Охая и резким разворотом ушёл из-под атаки нашего лётчика, а вот его ведомые несколько замешкался, что и решило его участь. Капитан Охай сблизился с ним на дистанцию 270 метров и длинной очередью из всех 3-х пушек сбил этого "Шута".

В это время самого Охая атаковал ушедший вверх ведущий F-80, который попытался спасти своего ведомого, но опоздал и хотел отомстить "МиГу", который его сбил. Но Григорий Ульянович был начеку и вовремя обнаружил опасность и резким маневром ушёл из-под атаки противника. После этого самолёт Охая неожиданно попал под обстрел китайских зенитных батарей, которые приняли его за вражеский самолёт, но Охая совершив противозенитный маневр вышел из зоны обстрела и последовал на свой аэродром.

Это была официальная версия, взятая из донесения штаба 523-го ИАП об этом сражении. А вот сам Григорий Ульянович, в более спокойных тонах поведал об этом бое:

"24 июня мы вылетели полков в 20 самолётов на перехват истребителей противника в район Ансю. Самолётов противника на разных высотах от 400 до 6000 метров и выше было намного больше чем нас. Мы пошли на сближение (наша высота была 4000 метров) с нижней группой противника, которые сбрасывали "напалм" по наземным целям. По пути снижения пришлось оставить восьмёрку наших "МиГов" на высоте 2000 метров, так как на нас пикировали "Сейбры". Эта наша группа связала противника боем. Остальные мы 12 самолётов продолжали снижение. На высоте 800 метров нам сзади стала заходить ещё одна группа противника (около 10 самолётов). Ведущий Карасёв оставил ещё звено "МиГов" для ведения с ними воздушного боя, чтобы противник не смог помешать оставшейся нашей восьмёрке, атаковать противника, а это были самолёты F-80, которые сбрасывали "напалм". Самолёты противника были рассредоточены парами и, даже одиночно. Каждый из них искал цель, куда сбросить "напалм".

Мы начали сближение с противником, каждая пара с тем противником, который был ближе. Когда нас заметили, они начали прижиматься к земле, чтобы их не заметили на фоне зелённого массива земли, а их самолёты были камуфлированы под зелёно-серый цвет и плохо были видны. Я парой пошёл за одним F-80, догнал его у побережья моря, дал очередь из трёх пушек. Самолёт F-80 сначала задымил, потом показался огонь, а мы парой правым боевым разворотом набрали 1000 - 1200 метров. Осмотрелись и увидели, что внизу самолётов противника, да и наших тоже нет. Выше самолёты противника были, но наша задача была атаковать тех, которые сбрасывали "напалм".

Через некоторое время Карасёв дал команду по радио: "Сбор при следовании на базу", указал своё место и высоту. Другие наши лётчики также имели успехи, но конкретно, кто ещё сбил, я уже не помню? Все наши лётчики вернулись на базу без повреждений, вернулись кто парой, кто по одному. Я всё время был парой".

Так по рассказу самого Григория Ульяновича была одержана им, первая личная победа в корейском небе. После этой победы вплоть до сентября месяца Григорию Ульяновичу никак не удавалось пополнить свой победный счёт. Но в сентябре, когда интенсивность воздушный боёв увеличилась почти в 2 раза, капитан Охай наверстал упущенное. Свои 2 очередные победы он одержал в одном бою, который состоялся 5 сентября.

В тот день 6 "Метеоров" вылетели на сопровождение пары RF-80. Идя на высоте 8000 метров, в 20 километров западнее Чонджу ведущий группы флайт-лейтенант Виктор Кэннон заметил впереди и выше 12 МиГ-15. Группа разделилась, и одна шестёрка "МиГов" начала строить маневр для атаки сзади. Когда австралийцы начали вставать в оборонительный круг, ведущий второй пары инструктор Королевских ВВС флайт-лейтенант Колин Блис, передал, что 6 "МиГов" пикируют на замыкающую пару - флайт-лейтенанта Ральфа Досона и сержанта Уильяма Майклсона...

Следует отметить, что 5 сентября группа из 24 "МиГов" 523-го ИАП под командованием капитана Григория Охая вылетели на перехват самолётов противника, обнаруженных на рубеже Пхеньян - Анджу. 1-я эскадрилья, ведомая Гвардии майором Трефиловым, в районе Кочхона встретила группу F-86 и вступила с ней в бой. Капитан Охай, услышав по радио доклад Трефилова о "Сейбрах", развернулся и решил усилить 1-ю АЭ в бою, но в названном районе не обнаружил ни своих, ни чужих. Выполнив ещё 2 разворота на 180 градусов на высоте 10000 метров, Охай двумя километрами ниже, заметил шестёрку "Метеоров". Оставив 3-ю эскадрилью в резерве, Охай своей 2-й АЭ - 6 МиГ-15 - с разворотом влево пошёл на сближение. Капитан Охай дал 2 короткие очереди по самолёту "Метеор" с дистанции 350 метров под ракурсом 0/4, самолёт противника пошёл со снижением. Капитан Охай пошёл в атаку на ведущего пары самолёта "Метеор" и дал по нему одну длинную очередь с дистанции 320 метров под ракурсом 2/4 - 3/4. Самолёт противника с креном пошёл вниз, капитан Охай наблюдал за снижением самолёта с 8000 до 5000 метров, но так как команда выхода на посадку была дана минуты 4 - 5 тому назад, дальнейшее наблюдение прекратил и дал команду выхода на свой аэродром...

Капитан Тюляев со своим ведомым капитаном Митрофановым в процессе боя атаковали противника и вели огонь. Капитан Тюляев с дистанции 450 - 430 метров дал 3 короткие очереди по самолёту противника под ракурсом 2/4, снаряды попали в самолёт, который резко ушёл вниз.

...Досон и Майклсон, предупреждённые о "МиГах", начали разворот вправо, но первая атака последовала сразу после предупреждения. Досон нисходящим отворотом вышел из-под огня, а "Метеор" сержанта Майклсона наткнулся на очередь, вышел из-под контроля лётчика и перешёл в падение. Поскольку хвостовое оперение было серьёзно повреждено, Майклсон начал выводить самолёт из пике предельно осторожно. "Метеор", потеряв, 5 километров высоты, перешёл в горизонтальный полёт лишь на высоте около 3000 метров. Пилоту удалось довести его до Кимпхо и совершить благополучную посадку.

Остальные австралийские пилоты успешно избежали каких-либо повреждений и вернулись на базу. Три пилота - Кэнон, Досон и Блис - в ходе боя вели огонь по "МиГам", причём Блис даже утверждал, что видел дым за одним из них. Плёнки фотопулемётов, однако, не показали никаких попаданий по цели ни у одного из трёх. С нашей стороны, по докладам лётчиков и результатам дешифровки плёнок фотокинопулемётов был сделан вывод об уничтожении 4-х "Метеоров". Две победы получил капитан Охай, одну - капитан Тюляев, ещё одна - признана групповой. Ни один "МиГ" не был сбит или повреждён. В итоге в этом бою капитан Охай повредил "Метеор" № А77-726 уоррен-офицера В. С. Майкелсона (W. S. Michelson).

Следующую победу Григорий Охай одержал 10 сентября: во второй половине дня группа из 8 МиГ-15 ведомая капитаном Охаем, вылетела в район Ансю на перехват самолётов противника. В 16:14 в районе Дзюнсен на высоте 4000 метров состоялась встреча с 18 F-84, которых наши лётчики атаковали. В результате этого боя, наши лётчики заявили 5 побед над "Тандерджетами", без своих потерь. Одного "Тандерджета" в этом бою сбил и капитан Охай - он упал в 15 км северо-западнее местечка Кото.

На следующий день в том же районе Дзюнсен, в 15:25 состоялась встреча лётчиков 523-го ИАП с группой штурмовиков F-80. В коротком сражении 2 из них были уничтожены, отличились капитан Григорий Охай и старший лейтенант Иван Семененко. Американская сторона признала потерю только одного своего F-80 № 49-852 из состава 33-й FBS 8-го FBW, пилот которого 1-й лейтенант Стерлинг Бушро (Sterling Bushroe) погиб. Это была уже 5-я официальная победа Григория Охая в корейском небе и тем самым он стал очередным по счёту асом в составе 64-го ИАК.

Григорию Ульяновичу долгое время не удавалось в боях с "Сейбрами" одержать победу над F-86 и лишь в октябре месяце это удалось сделать. Произошло это 12 октября в районе Ансю, когда группа из 14 МиГ-15 провела бой с большой группой F-86. Наши лётчики заявили о 3-х победах над F-86, без своих потерь. Отличился в этом бою и Григорий Охай, сбивший свой первый "Сейбр" в корейском небе. Американская сторона, правда, признаёт потерю только одного своего F-86E № 50-0682 из состава 336-й FIS в этом бою.

22 октября в период 14:25 - 14:35 в районе Эйдзю - Сюкусен произошла встреча 20 экипажей 523-го полка со смешанной группой самолётов противника, состоящей из 40 ударных самолётов F-80 и F-84. В этом бою наши лётчики заявили о 2-х сбитых F-84, один из которых на счету Григория Охая.

3 ноября 1951 года при вылете на перехват полк, следуя в боевом порядке пеленг авиаэскадрилий на высоте 7000 метров в районе Дзюнсен ниже себя на 1000 - 4000 метров и впереди 10 - 15 км встретил до 20 истребителей "Глостер-Метеор". Командир полка майор Оськин, оценил обстановку и принял решение - 2-й и 3-й АЭ атаковать группу "Метеоров", а 1-й АЭ патрулированием на высоте 7000 - 8000 метров прикрыть ударную группу полка. Сам командир находился в боевом порядке 2-й АЭ. В результате боя сбито 2 самолёта противника, который были записаны на счёт капитана Охая и старшего лейтенанта Синельникова.

О том, как проходил этот бой лётчиков 523-го полка с "Метеорами" подробно рассказывают Л. Крылов и Ю. Тепсуркаев в своей работе "Метеоры" в Корее":

"В 14:49 - 14:56 303-я дивизия подняла на перехват истребители 17-го и 523-го полков. 22 "МиГа" 523-го ИАП под командованием капитана Охая были назначены ударной группой. На высоте 7000 метров они последовали в район Анджу, за ними на удалении 2 - 3 км и на 2000 метров выше пошли прикрывающие их 20 МиГ-15 17-го ИАП...

...В тот день 77-я эскадрилья получила задачу прикрыть действия штурмовиков патрулированием над районом Сукчон - Сунчхон. Когда в 15:11 к этому району подошла группа капитана Охая, "Метеоры", согласно документам 303-й дивизии, наносили штурмовой удар по авто и железнодорожным перевозкам. Для истребителей ООН такая практика - "свободная охота" за целями на земле при отсутствии противника в небе - была обычной. Вероятно, ведущий австралийской группы счёл, что появление "МиГов" маловероятно, и перешёл к штурмовке.

Капитан Охай решил атаковать "Метеоры" силами 2-й и 3-й эскадрилий, оставив 1-ю АЭ в прикрытии. Первой его целью стало звено противника, шедшее впереди на удалении около 5 километров и ниже. Когда дистанция сократилась до километра, австралийцы заметили его и начали разворот. Охай, открыл огонь, но дальность была слишком велика, и атака завершилась ничем. Выходя из атаки, он заметил ниже себя ещё 16 "Метеоров", идущих в "колонне" восьмёрок. Сделав над ними круг, капитан Охай с полукилометровой дистанции атаковал "Метеор" крайней пары. Тот левым нисходящим разворотом вышел из-под огня. Затем Охай увидел ниже себя другую австралийскую пару, которая пыталась уйти к морю. Капитан Охай левым разворотом со снижением стал сближаться на попутных курсах с парой "Метеоров" и атаковал их сзади под ракурсом 0/4. Огонь вёл с дистанции 430 - 320 метров, самолёт задымил и со снижением пошёл вниз.

Победа над этим "Метеором" была записана на боевой счёт Г. У. Охая, однако реально самолёт не был сбит. Один снаряд прошил двигатель "Метеора" (№ А77-373) навылет, тот остановился, но пилот сержант Эрнест Д. Армит всё же благополучно привёл машину на Кимпхо. К концу боя ещё один австралийский самолёт, вышедший из-под атаки снижением в сторону моря, был ошибочно сочтён "поражённым". Все "МиГи" вернулись на базу. В тот день, 3 ноября 1951 года, пилоты 77-й эскадрильи Королевских Австралийских Воздушных Сил и 303-й истребительной авиационной Смоленской Краснознамённой ордена Суворова 2-й степени дивизии встречались в бою последний раз.

Конечно, описанный бой не оставил какого-либо следа ни в биографиях 303-й ИАД или 77-й АЭ, ни в истории воздушной войны над Кореей. Но он хорошо иллюстрирует философское понятие о единстве и борьбе противоположностей, или, говоря проще, понятие о палке как объекте с двумя концами.

Не обнаружив "МиГов" в воздухе, австралийцы перешли к действиям по земле. За этим занятием они не сразу заметили появление противника и приняли бой в невыгодных условиях, не имея в запасе ни высоты, ни скорости. С другой стороны, это была первая встреча "Метеоров" и МиГ-15 на малых высотах, где первые имели превосходство в горизонтальных маневрах. Этот факт и позволил 77-й эскадрилье отделаться в тот день лишь одним повреждённым самолётом. Как знать, был бы результат боя таким же, начнись он на обычной для патрулирования большой высоте?"

Хотя в материале представленном авторами статьи и указывалось, что ведущим был капитан Григорий Охай, но фактически в этом вылете он уже фигурировал в звании майора, так как приказ о его повышении в звании был подписан 1 ноября 1951 года. А спустя ещё 1,5 недели, указом ПВС СССР от 13 ноября 1951 года за мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга, капитану Г. У. Охаю, было присвоено высокое звание Героя советского Союза. Так в полку стало на одного Героя больше!

Очередную свою победу в корейском небе майор Охай одержал в первый день нового 1952 года. В этот день он возглавил группу из 12 "МиГов" и направился в район Дзюнсен, где в 10:26 встретили группу из 10 F-86. Однако последние от боя уклонились и разворотом ушли в сторону моря. Однако через несколько минут, в этом же районе они обнаружили группу из 8 F-86, которых неожиданно атаковали. В результате проведённого боя, было заявлено о 2-х победах над "Сейбрами". Американская сторона признаёт потерю в этом бою только одного своего F-86. Был серьёзно повреждён самолёт F-86E № 50-0635 из состава 16-й FIS 51-го FIW. Пилот этого "Сейбра" 1-й лейтенант Джон Логойда (John Logoyda) при совершении посадки на авиабазе Сувон, потерпел катастрофу и погиб. Предположительно его подбил в этом бою капитан Степан Бахаев. Второго F-86 майор Охай вероятно только повредил.

Уже 3 января 1952 года приказом по корпусу майор Г. У. Охай, назначается заместителем командира полка - лётчик-инспектор 523-го ИАП. После этого он стал чаще водить на боевые задания полковые группы в качестве ведущего. 16 января Григорий Охай повёл группу из 14 МиГ-15 в район Тайсен, где в 7:50 на высоте 10000 метров, состоялась встреча с несколькими группами F-86, общим числом 22 самолёта. В этом бою майор Охай сбил одного "Сейбра", который упал в море в 35 км юго-западнее Ансю.

Свою последнюю 11-ю победу в корейском небе, Григорий Охай одержал 2 февраля 1952 года в районе Тайсю - Хакусен, где сбил своего 4-го "Сейбра". Таким образом Григорий Ульянович Охай закончил эту войну с таким результатом: совершил 122 боевых вылета, участвовал в 68 воздушных боях, в которых лично сбил 11 самолётов противника. Один раз его самолёт был подбит в бою - получил одну пробоину в плоскость. Сам Григорий Ульянович так оценивает воздушные бои, проведённые им в корейском небе:

"Стрелять, в основном приходилось один раз, редко два. К примеру, атаковал я одного "Сейбра" на высоте 1500 метров, сблизился до 50 - 70 метров, скорость у меня была большая до 9000 км/час, и я нажимал на кнопку выпуска воздушных тормозов, чтобы не проскочить цель. И когда вписал цель в ромбики, нужно открывать огонь, а я вместо нажатия кнопки оружия, дожал кнопку воздушных тормозов, на которой у меня был большой палец правой руки. Конечно, стрельбы не получилось. Пока я перекинул скобу, которая нажимает на кнопку оружия, противник уже сделал переворот, и теперь попробуй, догони его, когда тот будет уже ниже меня метров на 1000 - 1200, в то время как мне уже заходил в хвост другой самолёт противника, от которого нужно выкручиваться.

А раньше я писал, что нам приходилось вести воздушные бои, в которых противника всегда больше в два и более раз. Иногда не успеваешь сблизиться с противником до дистанции ведения огня, как он уходит в море или южнее Пхеньяна, куда нам запрещалось залетать и приходилось стрельнуть вдогонку на авось или совсем не стрелять. Так что все 200 снарядов редко кто расходовал.

Прицел: его название я не помню, очевидно, АСП (автоматический стрелковый прицел). Суть дела в том: над приборной доской находилась стеклянная пластинка, на которой расположены ромбики. Ручка сектора газа, кроме того, что дачей вперёд увеличивает тягу (назад уменьшает), имеет вращение от себя и на себя - это передаётся на ромбики, и они сужаются или расширяются и когда самолёт будет вписан в ромбики, можно стрелять (Упреждение будет учтено) учитывается угловое перемещение и ветер. Но вписать можно на дистанции 800 метров и менее 100 метров, а попасть в цель на 800 метров редко удаётся (хотя оружие пристреляно именно на 800 метров).

Я лично пользовался так: ставил раскрытие ромбиков на 300 - 200 метров, сближался с целью, пока она впишется в них, и открывал огонь. Этот метод я советовал своим лётчикам, и его применяли не только лётчики нашего полка, но и независимо от нас, как потом выяснилось, лётчики других полков. Такой метод меньше отвлекал лётчика от уделения внимания на вписывание, работая валиком рычага газа.

Американские лётчики летали группами, но только плотным строем, особенно пара ходила крыло в крыло, даже на виражах, пикировании, горках. У нас строй в паре на удалении самолёт от самолёта от 600 до 1200 метров и с небольшим превышением 200 - 500 метров. В группе эскадрильи и больше, строй был в виде этажерки, что давало свободный маневр. Бывало, догоняешь парой четвёрку F-86, идущую плотным строем и при подлёте на расстояние 800 - 1500 метров, одна пара F-86 уходит вверх, вторая переворотом вниз и если чуть-чуть задумался за кем идти, то противник уже оторвался и сблизиться с ним почти невозможно.

Наведение и дача информации о воздушной обстановке американцы производили с острова Симби-до ("Скала") или с корабля, оснащённого радиолокатором, находящегося недалеко от берега. Китайцы и корейцы флота не имели, и поэтому нам выходить в море запрещалось. Ввиду того, что район боевых действий для нас был ограничен, то нам никаких технических средств и передатчиков не давали. У нас были поисковые группы, которые так же спешили в район приземления наших лётчиков и сразу выручали их (если успевали).

Группы Б-29 американцы прикрывали большим числом истребителей разных типов (F-86, F-84, F-80). Так на 9 самолётов B-29 высылали 120 - 150 истребителей F-86, как более скоростные находились всегда в верхнем эшелоне и, когда им сообщали, что подходят "МиГи", то "Сейбры" выходили навстречу нам, чтобы мы до подлёта B-29 были связаны воздушным боем. Остальные истребители прикрытия находились ближе к B-29. Наши ведущие, учитывая это, оставляли небольшие группы для боя с F-86, а остальные на большой скорости прорывались к B-29.

Мы имели ещё одно преимущество: выполняли свой интернациональный долг по оказанию помощи свободолюбивому корейскому народу. Мы вели действия как китайские добровольцы, форма одежды китайская (синие х/б брюки и куртка, фуражка и туфли), в ней и летали, без документов. В воздухе пользовались русским языком и позывным номером, у меня был "512-й". На самолётах знаки корейские, в нашем соединении верхняя часть киля окрашивалась в красный цвет".



МиГ-15бис капитана Г. У. Охая


Список воздушных побед майора Г. У. Охая в Корейской войне:

Д а т аСбитые
самолёты
Место падения самолёта или
проведения воздушного боя
Примечание
24.06.1951 г.1  Ф-80Ансю 
05.09.1951 г.1  "Глостер Метеор"Тэйсю 
1  "Глостер Метеор"Повредил "Метеор" № А77-726 из состава 77-й SQN RAAF
10.09.1951 г.1  Ф-84Дзюнсен 
11.09.1951 г.1  Ф-80Предположительно, F-80 № 49-852 из состава 35-й FBS 8-го FBW
12.10.1951 г.1  Ф-86Тэйсю - СюкусенПредположительно, F-86E № 50-0682 из состава 336-й FIS 4-го FIW
22.10.1951 г.1  Ф-84Дзюнсен - Сюкусен 
03.11.1951 г.1  "Глостер Метеор"ДзюнсенПовредил "Метеор" № А77-373 из состава 77-й SQN RAAF
01.01.1952 г.1  Ф-86Предположительно повредил
16.01.1952 г.1  Ф-86Тайсен 
02.02.1952 г.1  Ф-86Тэйсю - Хакусен 

      Всего сбитых самолётов - 11 + 0;  боевых вылетов - 122;  воздушных боёв - 68.



Из фотоматериалов разных лет:

Охай Григорий Ульянович


Линия

Публикация производится с разрешения И. А. Сейдова и С. Г. Вахрушева, а так же Издателя.
При использовании любых материалов данного сайта, активная ссылка на него обязательна.

Возврат

Н а з а д