1936 • СОВЕТСКИЕ АСЫ • 1953

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж-З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У-Ф-Х  Ц-Ч  Ш-Щ  Э-Ю-Я

Линия


Милаушкин Пётр Семёнович

11 побед

(11 + 0)
Милаушкин Пётр Семёнович
  Флаг ВВС

Родился 22 октября 1922 года в городе Акмолинске (Казахстан). В 1940 году окончил 10 классов школы в городе Астрахани. В 1938 году, учась в 8-м классе средней школы, поступил в Астраханский аэроклуб имени Водопьянова, который успешно окончил осенью 1939 года. С февраля 1940 года в рядах Красной Армии. В январе 1941 года окончил Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков и был оставлен в ней лётчиком-инструктором (позже ВАШЛ была эвакуирована в Новосибирск) и занимался обучением лётных кадров для фронта на протяжении всей войны. Когда немецкие войска подошли близко к Сталинграду, лётчики-инструкторы стали выполнять боевые вылеты на перехват самолётов противника и штурмовку вражеских войск в районе Сталинграда. За время участия в обороне Сталинграда Пётр Милаушкин выполнил 16 боевых вылетов, участвовал в 6 воздушных боях. (По словам Милаушкина, 2 февраля 1942 года в паре с младшим лейтенантом Дмитриевым он сбил на И-16 бомбардировщик "Хейнкель-111". Однако, документального подтверждения данной победы пока не обнаружено.) 15 февраля 1943 года Петру Милаушкину присвоено воинское звание "лейтенант".

После того как училище было эвакуировано в Новосибирск, Милаушкин и другие лётчики-инструкторы были возвращены в училище, где вновь приступили к подготовке лётного состава для фронта на самолётах Як-1, Як-7 и Як-9. Только в конце 1949 года специальной московской комиссией старший лейтенант П. С. Милаушкин и ещё несколько лётчиков-инструкторов училища были отобраны для "парадной" 324-й ИАД Московского военного округа. С февраля 1950 года - лётчик, а с мая того же года - старший лётчик 176-го Гвардейского ИАП (324-я ИАД, Московский военный округ). С 19 июня 1951 года капитан П. С. Милаушкин уже командир звена, с 16 июля 1951 года - заместитель командира и штурман эскадрильи того же полка.

Будучи в Сталинградском ВАУЛ, Милаушкин успел освоить первый свой реактивный самолёт типа Як-17. В составе 176-го Гвардейского ИАП он сразу освоил МиГ-15 и уже 1 мая 1950 года участвовал в воздушном параде над Красной площадью. 21 октября 1950 года ему присвоена классность "Военный лётчик 1-го класса".

В декабре 1950 года в составе 176-го Гвардейского ИАП убыл в правительственную командировку в Китай. С апреля 1951 года по февраль 1952 года участвовал в боевых действиях в небе Северной Кореи сначала в качестве командира звена, а затем в качестве заместителя командира авиаэскадрильи 176-го Гвардейского ИАП. За время участия в боевых действиях в небе Кореи совершил около 120 боевых вылетов и участвовал в более 50 воздушных боях, в которых лично сбил 11 самолётов противника. Командованием полка и дивизии он представлялся к званию Героя Советского Союза, но так и не был удостоен этой высшей награды Родины. За свои подвиги в небе Кореи награждён двумя орденами Красного Знамени.

После возвращения из Китая продолжал службу: с декабря 1952 года Гвардии майор П. С. Милаушкин - командир авиаэскадрильи 176-го Гвардейского ИАП (52-я ВА ПВО), с ноября 1954 года - заместитель командира 176-го Гвардейского ИАП по лётной подготовке (Московский округ ПВО). С декабря 1956 года - слушатель 1-х Центральных лётно-тактических курсов усовершенствования офицерского состава, которые окончил в 1957 году, после чего продолжал службу в составе своего полка на прежней должности. С июня 1960 года Гвардии подполковник (это звание было присвоено ему 17 мая 1956 года) - в запасе. Проживал в городе Воронеже. Умер 29 марта 2006 года.

Награды: медаль "За оборону Сталинграда" (1942 г.), медаль "За боевые заслуги" (28.02.1944 г. - за подготовку кадров для фронта), медаль "За боевые заслуги" (15.11.1950 г. - за выслугу лет), орден Красного Знамени (10.10.1951 г. - за бои в Корее), орден Красного Знамени (25.09.1952 г. - за бои в Корее), орден Красной Звезды (29.04.1954 г. - за полёты в сложных метеоусловиях), орден Красного Знамени (22.02.1955 г. - за полёты в сложных метеоусловиях), орден Красной Звезды (26.10.1955 г. - за выслугу лет), орден Отечественной войны 2-й степени (11.03.1985 г. - к 40-летию Победы).

*     *     *

Пётр Милаушкин попал в состав 176-го ГИАП в конце 1949 года из состава Сталинградской ВАШП, где он в должности командира звена служил лётчиком-инструктором. Для отбора в элитную авиачасть приехала специальная комиссия из Москвы, которая отбирала наиболее подготовленных в пилотажном мастерстве лётчиков-инструкторов. Из состава авиашколы были отобраны лётчики В. Медведев, Н. М. Гончаров, И. А. Яблоков, П. С. Милаушкин и другие. Прибыв в полк, они сразу приступили к освоению нового для них реактивного истребителя МиГ-15.

Быстро освоив новую машину Милаушкин и другие вновь прибывшие лётчики полка, уже 1 мая 1950 года участвовали в воздушном параде над Красной Площадью на реактивных МиГ-15. Прослужив всего, год в новом полку, Милаушкин отправился на свою вторую войну, но за пределы своей Родины - в Китайскую Народную Республику, для оказания интернациональной помощи братскому народу КНДР!

Петру Милаушкину довелось немного повоевать в начале 1942 года в небе под Сталинградом, когда лётчики-инструктора помимо учебной работы, также вылетали на перехваты самолётов противника и на штурмовку войск противника на своих стареньких И-16. Так что небольшой боевой опыт у Петра Милаушкина был. В Китай Милаушкин прибыл уже довольно опытным лётчиком, в звании капитан и в должности командира звена.

По прибытию в Китай в декабре 1950 года. В городе Дунфын, из состава 176-го ГИАП было выделена группа бывших лётчиков-инструкторов, в количестве 6 человек, под общим командованием инспектора по технике пилотирования дивизии подполковника С. Ф. Вишнякова. Эта группа должна была обучить пилотированию группу северокорейских военных лётчиков на реактивных МиГ-15. В короткие сроки, эта группа северокорейских лётчиков была обучена полётам на реактивных МиГ-15. В группе, которой готовил Пётр Милаушкин был кстати командующий ВВС Северной Кореи Кан Де Ён, которого Милаушкин первым выпустил из своей группы в полёт на реактивном МиГ-15. Затем были выпущены и другие корейские лётчики. На первых полётах присутствовал и руководил полётали сам полковник И. Н. Кожедуб. После выполнения поставленной задачи, все лётчики инструкторской группы вернулись в свой полк и начали вмести со всеми готовиться к предстоящим боям в небе Кореи.

Свой первый боевой вылет в небо Кореи капитан Милаушкин совершил 3 апреля 1951 года, когда в паре со штурманом полка капитаном Субботиным вылетели для усиления ранее взлетевшей на перехват бомбардировщиков группы и направлена в район Сенсен, а затем была перенаправлена в район Сингисю. Первый боевой вылет, хоть и с приключениями опасными для жизни, но закончился для обоих лётчиков благополучно - оба вернулись на свой аэродром Аньдун! За этот рискованное боевое задание, успешно выполненное обоими нашими лётчиками, они оба были награждены орденом Красного Знамени, в начале июня 1951 года. Свой по настоящему боевой вылет, в котором довелось встретиться с противником и вести с ним воздушный бой, Пётр Милаушкин совершил 7 апреля, вновь в качестве ведомого у штурмана полка капитана Серафима Субботина. Вот как сам Пётр Семёнович рассказывает об этом сражении:

"Находясь на земле в готовности № 1, мы уже слышали по радио, что в направлении моста и аэродрома идёт колонна бомбардировщиков противника, которых прикрывают около 50 истребителей Ф-84. Вскоре нам была дана команда: "Пуля, взлёт, - и затем, - "Ракета", взлёт и сбор". Через 10 минут после взлёта и сбора мы увидели колонну звеньев Б-29, а по бокам они охранялись парами Ф-84. Они шли в направлении моста и аэродрома Синыйджу на высоте 7500 - 8000 метров. Было ясно и безоблачно. Решили ударить всей группой, так как поступила команда: "Все атакуем Б-29, с "крестами" в бой не вступать". Заход на атаку совершили со стороны солнца и с высоты 9000 метров. Субботин и я пошли на вторую четвёрку Б-29 - целей хватало всем. Субботин пошёл на ведущего, я - на правого ведомого. "Тандерджеты" шарахнулись вниз от нас. Первая атака была для них неожиданной и стремительной, я даже не видел шквала огня стрелков Б-29. В прицеле появился силуэт Б-29 и, быстро сближаясь, я открыл огонь. "Шары" снарядов полетели на фюзеляж Б-29, на правую плоскость и попали по внутреннему и внешнему двигателям. Видны были вспышки снарядов, как всплески крупных капель дождя в луже воды. Скорость была большая, слышу голос ведущего: "Выходи вправо". Я выполнил его команду. "Тандерджеты" попытались нас атаковать, но слишком они запаздывали за нами.

Вторую атаку произвели по тройке Б-29, но огонь стрелков на этот раз был настолько силён, что мне не удалось в этой атаке открыть огонь, так как услышал команду ведущего: "Выходи влево", - и я снова выполнил команду, так как бросить ведущего нельзя. Снова атака, но уже на пару Б-29 (одного уже не было в строю), Субботин атакует ведущего, а мне достался правый ведомый, но я так сблизился с ним, что невольно нажал на кнопку "воздушные тормоза" и одновременно открыл огонь из пушек. Ответный огонь стрелков был не такой, каким он был во второй атаке боя. Снаряды разрывались на правой плоскости и поразили оба мотора крыла. Чтобы не столкнуться с ним, я ушёл вниз и вправо. При этом маневре я потерял ведущего и, у меня было пробито остекление кабины и произошла разгерметизация, но самолёт слушался рулей хорошо. Тут я увидел ещё один Б-29, атаковал его, но снаряды уже кончились, и я вышел из боя. При посадке у меня не вышли шасси, и я их выпускал аварийно и сел благополучно на своём аэродроме.

Я подбил в этом бою 2 "крепости", одну сбил мой ведущий, а также ещё несколько Б-29 были сбиты или серьёзно подбиты моими товарищами по полку. У нас же потерь в этом бою не было, но многие пришли из этого боя, имея пробоины в самолётах".

Хотя попадания были и в другие бомбардировщики, но видимо они не были столь смертельны для этих Б-29 и полку засчитали только 2 победы, по данным фотоконтроля и подтверждения от корейских властей, их одержали Гвардии капитан Субботин и Гвардии капитан Сучков.

Вновь с противником Пётр Милаушкин встретился 9 апреля, когда их группа из 8 экипажей под командованием капитана К. Я. Шеберстова перехватила звено лёгких бомбардировщиков В-26 и последовательными атаками 2-х из них сбила. Вновь отличился ведущий Петра Милаушкина капитан Субботин, сбивший одного В-26. Пётр Милаушкин также вёл огонь по одному В-26, но сбить его не удалось.

Свою первую официально засчитанную победу в небе Кореи Пётр Милаушкин одержал 12 апреля 1951 года в известном разгроме большой группы тяжёлых бомбардировщиков В-29, который учинили американцам лётчики 324-й ИАД. Сам Пётр Семёнович вспоминает об этом сражении так:

"Встреча с противником у лётчиков нашей 1-й АЭ состоялась на встречных курсах - в атаку пошли в лобовую и, как только поравнялись, сразу маневр и разворот, и завязался "клубок" боя. Все разбились на мелкие группы самолётов. Я в этом вылете был ведомым у капитана Субботина. После одного разворота я увидел пару "Сейбров" и дал команду: "Фима, справа атакуй, я прикрою!". Серафим быстро отреагировал на команду. Атака была хороша, его огонь накрыл ведущего пары противника, он клюнул носом и со снижением ушёл вниз, он был неуправляемый. Мне же атаковать ведомого было неудобно, да ещё на нас уже шла четвёрка Ф-86. Противник открыл огонь, но мы маневром ушли из под огня, и пошли на "косую петлю". После двух косых петель противник отстал от нас. В это время Серафим передал: "Смотри справа ниже бомбёры, атакуй их, я прикрою". Не раздумывая, мы пошли в атаку. Ведущий передаёт: "Атакую ведущего, ты правого ведомого". Это была четвёрка, летевшая строем "ромб". Никого рядом с ними не было, и мы беспрепятственно пошли на них в атаку. Сближение произошло быстро, в прицеле быстро росли фюзеляж и мотор Б-29. Открыл огонь из всех пушек и видел всплески разрывов на фюзеляже и моторе "Крепости". Субботин тоже очень удачно стрелял, "Крепость" задымила, и за ней потянулся шлейф белого дыма. Мы же вышли из атаки влево.

"Ромб" распался, в строю летело только 2 бомбардировщика. Мы снова пошли в атаку: он атаковал ведущего, а я ведомого. В моем прицеле быстро увеличивался силуэт Б-29, открыл огонь, но в 37-мм пушке кончился боезапас. Я заметил, как один Ф-84 потянулся за самолётом Субботина, не раздумывая, открыл заградительный огонь, и Ф-84 отвалил в сторону. Но и у меня кончился весь боезапас, и я передал Серафиму: "У меня нет "орехов". Атакуй одиночку слева выше тебя. Я прикрою". Атака была отличная, попадание точное - задымил левый мотор, и Б-29 начал крениться влево.

Затем мы атаковали ещё пару "Крепостей", но огня не вели - боезапас кончился у обоих. Но из боя выходить было нельзя, так как ещё наши товарищи вели бой и мы снова пошли в атаку на подвернувшуюся тройку Б-29, но сами попали под огонь "Сейбров". Они атаковали сверху, когда я оглянулся, то увидел, как у пары Ф-86 носы были в огне. Выкрикнул команду: "За мной!" и рванул самолёт вверх с правым разворотом. Пара Ф-86 пошла за нами. Высота была 7000 - 8000 метров, но после нескольких косых петель противник отстал.

Вскоре слышу голос командира полка Вишнякова : "Всем трава!", значит надо идти на посадку. После посадки на пробеге у меня остановился двигатель, кончилось горючее. У Серафима Субботина остановился двигатель на планировании, но он приземлился в пределах аэродрома. На этот раз "Сейбры" не опоздали с прикрытием "Крепостей", как 7 апреля, но всё равно ни одной группе Б-29 не удалось дойти до цели. Уже после первой атаки "Крепости" стали сбрасывать бомбы и разворачиваться на восток, как правило, тройки и "ромбы" при этом распадались.

В этот день были и другие боевые вылеты, но, как только мы взлетали, набирали высоту и шли навстречу противнику, они разворачивались и уходили обратно. После сражения, вечером, в машине ехали молча, ещё не отошли от боя. Только за ужином после "100 грамм" начался разговор и обмен мнениями о бое. Корейцы говорили нам, что много было парашютистов, много падало самолётов. Некоторые самолёты уходили с дымящимися моторами, затем падали в море. Позже нам сообщили из корпуса, что по другим источникам много Б-29 разбилось при заходе на посадку на своих базах на Окинаве, а некоторые самолёты после посадки не могли рулить, некоторые садились на "брюхо" и горели на полосе. Из состава экипажей Б-29 в 12 человек оставалось в экипаже по 4 - 5 невредимых человека".

Лётчики 176-го ГИАП и особенно пилоты 1-й АЭ на славу тогда отыгрались на американцах и наколошматили с десяток бомбардировщиков В-29 - часть сбили, а часть повредили. Предположительно в этом сражении Пётр Милаушкин завалил В-29 с №44-65369 из состава 93-й BS 19-го BW, который хоть и дотянул до острова Окинава (Япония), но разбился при посадке на базе Кадена. Так Пётр Милаушкин открыл свой боевой счёт в небе Кореи!

После этого Пётр Милаушкин ещё некоторое время летал ведомым у штурмана полка капитана Субботина, но в июне месяце Милаушкин стал ведущим пары, а ведомым у него стал старший лейтенант Б. А. Образцов. Об этом лётчике надо рассказать особо, так как он оставил свой след в истории 176-го Гвардейского полка. Борис Образцов также бывший лётчик-инструктор, который готовил в годы Великой Отечественной войны лётчиков для фронта. Попал Борис Образцов в состав 176-го ГИАП в 1949 году уже довольно опытным пилотом в возрасте 26 лет из уже боевого авиаполка и вскоре вполне успешно влился в новый коллектив.

Участие в Корейской войне было первым боевым крещением для старшего лейтенанта Бориса Образцова, и он достойно его выдержал. Первоначально Образцов летал ведомым у командира звена старшего лейтенанта А. А. Плиткина из состава 3-й АЭ и уже в первых же боях обеспечил несколько побед своему ведущему. Кроме того, Борису повезло с командиром, который позволял ему также выходить вперёд и вести атаку на самолёты противника. Уже 7 апреля 1951 года Образцову повезло открыть свой боевой счёт и уничтожить одного истребителя F-80, который был из группы прикрытия бомбардировщиков В-29, которых атаковали лётчики 176-го полка в том вылете. Предположительно это был F-80 №49-1865 из состава 39-й FIS 35-й FIG, пилот которого Джон Томпсон (John E. Thompson) погиб.

Свою 2-ю победу старший лейтенант Борис Образцов одержал в большом сражении с В-29, которое состоялось 12 апреля, в котором ему удалось поджечь одну из "Крепостей". Предположительно это был B-29 №44-62252 из состава 371-й BS 307-й BG, который рухнул возле Сеула. Тяжело далась Борису Образцову 3-я победа: 22 июня 1951 года в составе шестёрки "МиГов" полка под командованием командира полка полковника Вишнякова, они в районе Сенсена подверглись атаке восьмёрке F-86 и так как пара Плиткин - Образцов была крайней и чуть отстала от основной группы, то атака пришлась по ним. В результате 1-й лейтенант Чарльз Рейстер (Charles O. Reister) из состава 336-й FIS сбил самолёт старшего лейтенанта Анатолия Плиткина, но ему удалось благополучно катапультироваться. Борис отомстил за своего ведущего и молниеносно сбивает одного из товарищей Рейстера - им оказался F-86A №49-1276 в кабине которого сидел 1-й лейтенант Говард Миллер (Howard P. Jr. Miller) из состава той же 336-й FIS. Но в отличие от Анатолия Плиткина, Говарду Миллеру не повезло, и он погиб в кабине своего самолёта.

После этого Образцов стал летать ведомым в паре с капитаном Милаушкиным. Однако эта пара просуществовала не долго. Утром 11 июля 1951 года 22 экипажа 176-го полка в районе Сяренкана встретились с группой из 35 F-86, старший лейтенант Образцов был ведомым у капитана Гончарова. Перед этим вылетом капитан Гончаров остался без своего ведомого, у которого был повреждён самолёт и он попросил командира полка дать другого ведомого и Образцову приказали вылететь в этот боевой вылет ведомым у другого ведущего. Бой выдался очень сложным и напряжённым, атаки "Сейбров" следовали с разных сторон и Борис только, и успевал отбивать атаки вражеских истребителей. Во время одного из резких маневров пара распалась, и оба лётчика оказались в одиночестве, а это очень чревато для жизни в бою! В итоге, на аэродром капитан Гончаров вернулся один без своего ведомого.

Как оказалось, самолёт Бориса Образцова атаковали 3 "Сейбра" и ведущий 1-й лейтенант Милтон Нельсон (Milton E. Nelson) сумел поразить самолёт Образцова, причём наш лётчик получил тяжёлые ранения в поясничную часть пулей. Образцов покинул самолёт без катапультирования и приземлился в районе Сенсен. После этого был подобран местными органами власти КНДР, которые доставили его в медпункт, где была оказана первая помощь. Из медпункта Гвардии старший лейтенант Образцов на автомашине зенитной части был доставлен в свою часть, но по пути не доезжая 12 км до города Аньдун, от внутреннего кровоизлияния скончался.

В этом бою старший лейтенант Борис Александрович Образцов успел одержать свою 4-ю победу в небе Кореи и сбить ещё одного F-86. 10 октября 1951 года за мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга Гвардии старшему лейтенанту Образцову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. 14 января 1952 года он навечно был зачислен в списки 176-го ГИАП.

Вот с таким мужественным и надёжным ведомым Пётр Милаушкин успел повоевать в течение месяца боёв. После гибели Бориса Образцова, Пётр Милаушкин стал летать в паре со старшим лейтенантом Николаем Сердюком, который также оказался очень надёжным "щитом" для Милаушкина, в течение нескольких месяцев, пока не вырос до старшего лётчика и стал сам ведущим пары.

В октябре в полк прибыло пополнение из 10 лётчиков и один из них, старший лейтенант Степан Кириченко стал постоянным ведомым у капитана Милаушкина вплоть до окончания командировки. После победы 12 апреля, долгие 6,5 месяцев Пётр Милаушкин не мог одержать новую свою победу в бою - просто не везло в бою! В сражениях 6 октября 1951 года с группами "Сейбров" Пётр Милаушкин поразил одного F-86, но ему эту победу не засчитало командование дивизии, так как не было подтверждения с земли. Наконец в ноябре месяце Милаушкина просто "прорвало" на победы и почти из каждого сражения он привозил победы, наконец-то удача улыбнулась нашему лётчику!

7 ноября, в годовщину Октябрьской революции удача наконец-то повернулась лицом для капитана Милаушкина. В этот день 24 экипажа 176-го ГИАП под командованием командира полка полковника Вишнякова в районе Ансю перехватили группу из 10 английских истребителя "Глостер Метеор" под управлением лётчиков 77-й австралийской АЭ, которых прикрывала группа из 6 F-86. В этом бою несколько лётчиков вели огонь по "Метеорам", но только одному лётчику по итогам фотоконтроля была записана победа над одним из "Метеоров" - им оказался капитан Милаушкин, который с дистанции 430 метров поразил одного из "Метеоров" и по данным северокорейских властей, тот упал в море. В этом бою капитан Милаушкин повредил "Метеор" №А77-811, пилот которого сержант Дуглас Робертсон (Douglas M. Robertson) дотянул свою машину до авиабазы в Кимпхо, и посадить её на "живот".

На следующий день было сражение 22 "МиГов" под командованием майора К. Я. Шеберстова в районе Кайсена с группой F-84, которых прикрывали "Сейбры". В этом сражении лётчики 176-го ГИАП сбили 2-х "Тандерджетов", которых записал на свой счёт майор Шеберстов. В этом бою Пётр Милаушкин также стрелял по одному F-84 и заявил о победе над ним, но ему эту победу не засчитали. [На самом деле в этом бою лётчики 176-го ГИАП дрались с группой F-80 из состава 8-го FBW.]

10 ноября в районе 11:00 в районе между Пхеньяном и Цынампо, произошла встреча 16 экипажей 176-го полка с группой из 16 F-84. В этом сражении победы над двумя F-84 записали на свой счёт капитан Милаушкин и старший лейтенант А. А. Плиткин. По американским данным они потеряли в этом бою одного F-84E №51-549 из состава 9-й FBS 49 -го FBW, пилот которого Майкл Ребо (Michael G. Rebo) пропал без вести.

18 ноября полковая группа в составе 20 экипажей, перехватила группу из 8 F-84 в районе Ансю, и одного из них сбил капитан Милаушкин. В этот день лётчики 64-го ИАК заявили о 4-х победах над F-84, а вот американская сторона подтверждает потерю только одного своего F-84E из состава 136 FBW, но, скорее всего она принадлежит капитану Л. К. Щукину из состава 18-го ГИАП, который заявил в этот день 2 победы над "Тандерджетами".

24 ноября новая встреча с "Тандерджетами" состоялась в районе Пхеньяна, когда десятка "МиГов" 176-го полка атаковала группу из 16 F-84, под прикрытием 3 F-86. В этом бою победы над "Тандерджетами" заявили майор Шеберстов и капитан Милаушкин. На самом деле, в этом бою наши лётчики дрались с "Шутинг Старами" из состава 8-го FBW и только один из них F-80 №49-524 был серьёзно повреждён в этом бою и с трудом добрался до своей базы в Южной Кореи, после чего его через несколько дней списали на запчасти. Предполагается, что этого "Шутинг Стара" подбил всё же майор Шеберстов. Как бы там ни было, а победа над F-84 зафиксирована документами 176-го ГИАП, и это была 5-я официальная победа Петра Милаушкина в небе Кореи! Тем самым он стал очередным советским лётчиком из состава 64-го ИАК, кто получил статус аса этой войны!

Однако самым удачным в плане достижения побед, для капитана Милаушкина выдался декабрь 1951 года. В течение месяца ему удалось сбить в воздушных боях 6 истребителей противника и удвоить свой боевой счёт. Первую победу в декабре месяце Пётр Милаушкин одержал в первый день месяца, когда командование 324-й ИАД провело блестящую операцию по перехвату группы истребителей "Глостер Метеор" из состава 77-й SQN Королевских Австралийских ВВС. В этот день 20 экипажей 176-го полка в районе Дзюнсен перехватила и разгромила группу из 16 "Глостер Метеоров".

Пара капитана Милаушкина атаковала третью пару от левого края. Огонь вёл капитан Милаушкин по ведомому самолёту сзади с дистанции 400 - 350 метров под ракурсом 2/4. Лётчик наблюдал попадания снарядов в фюзеляж. Попадания наблюдал и его ведомый старший лейтенант Кириченко. После этого атаковал ещё 2 самолёта сверху слева под ракурсом 2/4 с дистанции 400 метров. Результатов атаки не наблюдал. Вот как сам рассказывает об этом бое Пётр Семёнович Милаушкин:

"В этот день нас привезли всех на аэродром раньше обычного. Самолёты были давно готовы. Через несколько минут посадили в готовности № 1 весь полк. Приказано радиосвязь не включать, действовать молча, взлёт по команде с КП, а в случае чего - по ракете. Начало всходить солнце, запустили двигатели и по команде произвели взлёт, собрались в строй без единого звука в эфире. Подойдя к Аньдуню, услышали команду земли о курсе и высоте 8000 метров. Мы набрали 10000, а земля уточнила, что цель ниже, уже под нами слева. И тут мы увидели 2 восьмёрки самолётов, одну впереди, другую за ней на расстоянии 2 - 3 км. Их было хорошо видно на фоне тёмных гор и леса.

Командир полка Вишняков дал команду атаковать, как бомбардировщиков (по бомбардировщикам у нас была отработана своя схема боя). Нас было 20 самолётов, а их 16. Некоторым лётчикам не хватило целей, и одна восьмёрка прикрывала нашу атаку сверху, непосредственно "Метеоров" атаковали 12 экипажей полка. У меня был ведомым Степа Кириченко, из прибывшего в октябре пополнения. Для атаки нам досталась пара первой восьмёрки. Передаю ведомому: "Степа, атакуем. Твой ведомый, я бью ведущего". И вот всей эскадрильей пошли в атаку. Скорость у противника в пределах 800 км/час. Сделали разворот влево и сверху атаковали. Ведущий пары появился в прицеле, и я открыл огонь - они даже не шевельнулись. Снаряды ложатся на левом двигателе, кабине и фюзеляже. На самолёте противника появились шлейфы белого дыма. При выходе из атаки дал команду ведомому выходить вправо, но он не ответил.

Как оказалось, мой ведомый Степан Кириченко так близко подошёл к "Метеору", что тот попал в спутную струю от его двигателей. Самолёт Стёпы перевернуло, он попал в штопор, отшопорил к земле и вывел самолёт на высоте около 500 метров. Рядом не было ни своих, ни противника и он в одиночку возвратился на аэродром. А вот мне досталось от ведомого, которого должен был "успокоить" Степан. Он открыл по мне огонь из пушек, и "шары" его снарядов проскакивали то слева, то справа от моей машины, я выполнил ряд "косых петель", чтобы оторваться от противника, но мне это не удалось. Выручил меня кто-то из своих, атаковав назойливого "Метеора" и через секунду самолёта противника не стало. Большая часть "Метеоров" нами была уничтожена. В плен было взято несколько австралийских лётчиков. Нам потом говорили, что в Австралии был объявлен траур по поводу больших потерь в Корее".

По данным аргентинского историка Диего Зампини в этом бою капитан Милаушкин сбил "Метеор F.8" №A77-949, в кабине которого погиб сержант Эрнест Армитт (Ernest D. Armitt). В свою очередь другой лётчик 77-го SQN RAAF Брюс Джогерли (Bruce Gogerly) заявил, что сбил в этом бою русского "МиГа" и, по всей видимости, именно он стрелял по самолёту Милаушкину в этом бою. Однако он ошибался, когда утверждал, что сбил самолёт Милаушкина в этом бою - наш летчик, без каких-либо повреждений благополучно вернулся на свою базу, одержав ещё одну свою победу!

8 декабря в районе Дзюнсен - Пхеньян состоялось сражение 20 "МиГов" 176-го ГИАП с большой группой F-86, состоящих их 44 машин. В этом сражении по заявлению советской стороны были сбиты 4 F-86, один из которых был записан на счёт капитана Милаушкина. Однако американская сторона подтверждает потерю только одного своего F-86, и на него претендуют все 4 пилота 176-го полка и трудно отдать предпочтение кому-то из них.

13 декабря в районе Ансю 22 экипажа 176-го полка схлестнулись в бою с 38 F-86, в котором по их заявлению сбили 2-х "Сейбров" без своих потерь. Причём, по данным штаба 64-го ИАК в этом бою капитан Милаушкин сбил 500-й F-86 в небе Кореи по данным советской стороны. Как это произошло, рассказывает сам Пётр Семёнович:

"В этот день мы сделали 3 боевых вылета и 2 из них с воздушными боями. В одном из них наше звено вело бой с двумя звеньями "Сейбров". При атаке одной четвёрки Ф-86 на нас сверху свалилась пара "Сейбров" и атаковала моего ведомого Степу Кириченко. Кричу ему: "Резко влево, выходи на меня". Он быстро отреагировал, сделал разворот в мою сторону, а я открыл заградительный огонь и ведущий с ведомым противника прошли через трассу моих пушек. На земле мы осмотрели плёнку ФКП и на ней было хорошо видно, как ведущий и ведомый "Сейбры" прошли через огонь пушек. Падения на земле не было обнаружено. Однако позже капитан Андрей Пилькевич (начальник поисковой команды) опросил жителей района, где проходил воздушный бой (это район водохранилища ГЭС), и узнал, что корейцы видели большой столб воды из водохранилища. Корейцы стали искать и вскоре вытащили из воды отдельные части самолета Ф-86, и мне была засчитана эта победа".

Хотя в этот день советские лётчики 64-го ИАК заявили о 10 победах над "Сейбрами", американская сторона подтвердила потерю в этот день только 2-х своих F-86. Причем по данным всё того же аргентинского историка Диего Зампини именно капитан Милаушкин сбил одного из двух "Сейбров" в этот день: это была машина F-86А №49-1159 из состава 336-й FIS пилот, которого капитан Кеннет Чендлер (Kenneth D. Chandler) дотянул до острова Чодо и покинул гибнувший самолёт.

15 декабря в районе Нейсен - Ансю состоялся бой 20 лётчиков 176-го ГИАП с 20 F-86, в котором капитан Милаушкин сбил своего 3-го по счёту "Сейбра" и одержал свою 9-ю официальную победу. 176-й ГИАП, обеспечивая сверху прикрытие действий лётчиков 303-й ИАД, столкнулись с 12 самолётами F-86 на высоте 11500 - 12000 метров в районе Анджу - Синуйджу в 10:28. Вражеские самолёты летели в группах по 2, 4 или 6 самолётах и пытались нападать на наших истребителей. Полк, после получения команды полковника Вишнякова, напал на врага летевшего эшелонировано звеньями. В результате воздушного сражения, капитан Милаушкин сбил один F-86. Согласно сообщениям личного состава и данным фотоконтроля, один вражеский F-86 был сбит. Общее количество израсходованных снарядов: Н-37 - 28 снарядов и НС-23 - 84 снаряда. Часть не имела никаких потерь.

Всего в этот день лётчиками 64-го ИАК было сбито в боях 3 F-86, 2 из которых подтверждает американская сторона. Один из них с большой долей уверенности был подбит нашим лучшим асом Корейской войны капитаном Николаем Сутягиным из состава 17-го ИАП 303-й ИАД, который разбился при посадке на свою базу. А вот на второй "Сейбр" F-86E №50-0665 из состава 51-го FIW пилот, которого спасся на парашюте и спасён ПСС ВВС США, претендуют капитан П. С. Милаушкин и капитан В. П. Попов из состава 523-го ИАП 303-й ИАД.

Последние 2 свои победы капитан Пётр Милаушкин одержал в один день, но в разных сражениях 27 декабря 1951 года. Оба сражения произошли в районе Тайсен - Ансю, когда 18 экипажей полка дрались с несколькими группами F-86. В этих сражениях капитан Милаушкин сбил 2-х F-86 - это были его 10-я и 11-я победы в небе Кореи! Правда, американская сторона заявляет, что в этот день они не имели потерь своих F-86.

В итоге, за период командировки на эту войну капитан Пётр Семёнович Милаушкин совершил около 120 боевых вылетов, участвовал в более 50 воздушных боях, в которых лично сбил 11 самолётов противника. Представлялся командованием полка и дивизии на звание Героя Советского Союза, но так и не был удостоен этой высшей наградой Родины. Всё, что посчитали чиновники от военного ведомства, заслужил капитан Милаушкин за эту командировку на войну, это двух орденов Красного Знамени, посчитав, что этого вполне достаточно за те боевые дела совершённые Милаушкиным в небе Кореи.


Список известных воздушных побед П. С. Милаушкина:

Д а т аСбитые
самолёты
Место падения самолёта или
проведения воздушного боя
Примечание
12.04.19511  Б-29Аньдун - СиныйджуВ-29 № 44-65369 из состава 93-й BS 19-го BW
07.11.19511  "Метеор"АнсюПовредил Gloster Meteor Mk.8 № А77-811 из состава 77-й SQN
10.11.19511  Ф-84Пхеньян - ЦынампоПредположительно, F-84E № 51-549 из состава 9-й FBS 49-го FBW
18.11.19511  Ф-84Ансю 
24.11.19511  Ф-84Пхеньян 
01.12.19511  "Метеор"юго-восточнее ДзюнсенGloster Meteor Mk.8 № А77-949 из состава 77-й SQN RAAF
08.12.19511  Ф-86Дзюнсен - ПхеньянПредположительно, F-86E № 50-0622 из состава 16-й FIS 51-го FIW
13.12.19511  Ф-86водохранилище СупхунПредположительно, F-86A № 49-1159 из состава 336-й FIS 4-го FIW
15.12.19511  Ф-86Нейсен - АнсюПредположительно, F-86E № 50-0665 из состава 51-го FIW
27.12.19512  Ф-86Тайсен 
1956 - 19582 шара - шпионаНад Московской областью 

      Всего сбитых самолётов - 11 + 0;  боевых вылетов - около 120;  воздушных боёв - более 50.



Линия

Публикация производится с разрешения И. А. Сейдова и С. Г. Вахрушева, а так же Издателя.
При использовании любых материалов данного сайта, активная ссылка на него обязательна.

Возврат

Н а з а д