1936 • СОВЕТСКИЕ АСЫ • 1953

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж-З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У-Ф-Х  Ц-Ч  Ш-Щ  Э-Ю-Я

Линия


Докашенко Николай Григорьевич

11 побед

(11 + 0)
Докашенко Николай Григорьевич
  Флаг ВВС

Родился 20 ноября 1921 года в селе Кондратовка, ныне Сумского района Сумской области (Украина). В 1939 году окончил 9 классов в селе Солохаты Сумской области и местный аэроклуб. С 19 июня 1941 года в рядах Красной Армии. В 1943 году окончил Чугуевскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в 22-м запасном авиационном полку (6-я запасная авиационная бригада, Московский военный округ).

С июня 1944 года младший лейтенант Н. Г. Докашенко в действующей армии. По май 1945 года был лётчиком, затем старшим лётчиком (с ноября 1944 года) 17-го ИАП (11-й ИАК, 3-я Воздушная армия, 1-й Прибалтийский и 3-й Белорусский фронты). Участвовал в освобождении Прибалтики, Кёнигсбергской операции. Летал на Р-39 "Аэрокобра". Совершил 113 боевых вылетов, провёл 7 воздушных боёв, лично сбил 2 самолёта противника. До июля 1945 года служил в Германии. Затем полк был переброшен в Приморский военный округ. Участник советско-японской войны в августе 1945 года в должности старшего лётчика 17-го ИАП (9-я Воздушная армия, 1-й Дальневосточный фронт). Летал на Р-63 "Кингкобра", совершил 3 боевых вылета, побед не имел.

С 31 марта 1951 года капитан Н. Г. Докашенко - заместитель командира эскадрильи по лётной части. С 19 февраля 1952 года - командир эскадрильи 17-го ИАП (303-я ИАД). Участник боевых действий в КНДР. В Корее совершил 148 боевых вылетов и участвовал в 45 воздушных боях, в которых лично сбил 9 самолётов ВВС США. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 апреля 1952 года капитан Докашенко Николай Григорьевич удостоен звания Героя Советского Союза.

С ноября 1955 года майор Н. Г. Докашенко - помощник командира 17-го ИАП по огневой и тактической подготовке, а с апреля 1958 года подполковник Н. Г. Докашенко - заместитель командира 17-го ИАП по лётной части. В июне 1959 года прикомандирован к ДОСААФ. С июля 1959 года - начальник Курганского областного аэроклуба. С мая 1960 года полковник Н. Г. Докашенко - в запасе. Жил в городе Сумы. Работал в Сумском областном комитете ДОСААФ. Умер 22 февраля 1992 года.

Награды: орден Отечественной войны 1-й степени (15.12.1944 г. - за бои в ВОВ), орден Красного Знамени (06.05.1945 г. - за бои в ВОВ), орден Отечественной войны 1-й степени (15.05.1945 г. - за бои в ВОВ), орден Красной Звезды (30.08.1945 г. - за Советско-Японскую войну), медаль "За боевые заслуги" (19.11.1951 г. - за выслугу лет), орден Красного Знамени (17.12.1951 г. - за бои в Корее), медаль "Золотая Звезда" № 10867 (22.04.1952 г. - за бои в Корее), орден Ленина (22.04.1952 г. - со званием Героя Советского Союза), орден Красной Звезды (30.12.1956 г. - за выслугу лет), орден Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985 г. - к 40-летию Победы); медали.

*     *     *

Второй по результативности в 17-м ИАП была 3-я эскадрилья, которой на первых порах не везло с командирами. Первоначально её командиром был опытный майор Чугунов Иван Алексеевич, который имел боевой опыт Великой Отечественной войны. Однако в апреле 1951 года, майор Чугунов был приказом командира 303-й ИАД отстранён от должности за пьянку, и вскоре отправлен в Союз. Вместо него на освободившуюся должность командира 3-й АЭ был назначен капитан Щербаков Михаил Николаевич, который прибыл 19 апреля из 18-го ГИАП. Это также был опытный лётчик и командир, который также имел боевой опыт Отечественной войны. Но как показали дальнейшие события, и он не справился с возложенной на него обязанностью и не проявил нужных командирских качеств в новых для себя боевых условиях. В итоге капитан Щербаков в октябре 1951 года снизил боевую активность, за всё время участия в боях, сбил всего 1 самолёт противника (который ему не засчитали), потерял авторитет, встал вопрос об отстранении его от должности. 24 января 1952 года он убыл в ЦНИАГ.

Только после этого на эту должность в октябре 1951 года был назначен капитан Н. Г. Докашенко, до этого занимавший должность заместителя командира 3-й АЭ по лётной части. К этому времени, капитан Докашенко не раз отличился в боях в корейском небе, имел на своём счету 6 личных побед и пользовался авторитетом в коллективе эскадрильи. Именно звено Докашенко было самым результативным в составе АЭ и даже в полку - лётчики его звена в итоге сбили в небе Кореи 23 американских самолёта. Поэтому у командования полка не было сомнений, кого назначить на место Щербакова.

Николай Григорьевич Докашенко является старожилом 17-го ИАП. В состав этого полка младший лейтенант Докашенко попал в июне 1944 года, когда полк сражался на 1-м Прибалтийском фронте. Вместе с полком закончил войну с Германией в мае 1945 года, а после воевал на Дальнем Востоке с японскими войсками в августе 1945 года - так что это был опытный и достаточно испытанный в боях воздушный боец.

В Китай Николай Докашенко прибыл в должности командира звена, старшим лейтенантом. В первых боевых вылетах не особенно везло лётчикам именно 3-й АЭ, новый командир, которой, капитан Щербаков осторожничал и не особо активно вступал в поединки с американскими пилотами. Только 18 августа во время боевого утреннего вылета в составе полка (24 экипажа) под командованием майора Пулова в районе Сенсена вступили в бой с группой F-86 и в этом бою лётчик из звена Николая Докашенко, старший лейтенант Алексей Николаев сбил одного "Сейбра" - это была первая победа лётчиков 3-й АЭ в небе Кореи.

Новые победы лётчикам 3-й АЭ пришли только в сентябре месяце: 9 сентября в 11:27 полк в составе 27 экипажей, под командованием майора Пулова вылетел на отражение налёта противника, и в районе Тайсен вступили в бой с группой из 30 F-86. Без своих потерь, лётчикам 17-го ИАП удалось сбить сразу 4 F-86, из которых 3 - на счету звена Николая Докашенко, в том числе одного "Сейбра" в этом бою предположительно сбил и сам командир звена Докашенко. Однако чуть позже эта победа была ему не засчитана по причине не подтверждения места падения сбитого самолёта противника, которого так и не обнаружила поисковая команда полка. Полку были засчитаны в этом бою только 2 победы, и они на счету лётчиков звена старшего лейтенанта Докашенко - старших лейтенантов Н. С. Волкова и В. М. Хвостанцева.

Свою же первую официальную победу Николай Докашенко одержал в крупном сражении 20 сентября, и вот как развивались события в том вылете: в 8:45 утра посты РТС обнаружили подлёт большой группы самолётов противника в количестве до 40 самолётов к Пхеньяну. По команде с КП дивизии на перехват противника ушли лётчики "братского" 523-го ИАП. В 8:49 по команде с этого же КП в воздух был поднят и 17-й ИАП в составе 16 экипажей, под общим командованием майора Г. И. Пулова. Боевая задача перед полком была поставлена предельно ясно: сковать и уничтожать истребители противника и тем самым обеспечить действия лётчиков 523-го ИАП. Состав группы состоял из 8 экипажей 2-й АЭ, которая выполняла роль ударной группы, а другие 8 экипажей из состава 3-й АЭ - составляли группу прикрытия.

При подходе к Ансю впереди, ниже и слева капитан Пономарёв обнаружил 8 истребителей F-86, которые шли на сближение снизу с ведущей АЭ нашей группы, намереваясь атаковать её. Капитан Пономарёв тут же сообщил по-радио майору Пулову: "Разворот вправо, сзади атакуют". Ведущий тут же выполнил команду и со своим звеном сделал резкий разворот вправо с набором высоты. В это время второе звено ударной группы под командой капитана Пономарёва обнаружило ниже себя звено "Сейбров", которые летели попутным курсом. Сделав переворот, звено Пономарёва пошло в атаку на это звено "Сейбров", но те, обнаружив атакующих "МиГов", тут же сделали переворот и со снижением ушли в сторону моря, тем самым, избежав атаки.

Командир 3-й АЭ капитан Щербаков, видя сзади противника, проявил пассивность и не сковал противника боем, тем самым, дав возможность "Сейбрам" атаковать ударную группу полка. Однако на этот раз ему избежать боя не удалось, так как при развороте Щербаков обнаружил сзади и ниже ещё одну восьмёрку F-86, которые шли на сближение с его эскадрильей. Звено капитана Щербакова правой восходящей спиралью оторвалась от преследования "Сейбров", а затем контратаковали их, заставив американцев спасаться от атаки "МиГов" уходом в сторону моря.

В это время Николай Докашенко, в момент разворота капитана Щербакова, ниже и слева обнаружил звено "Сейбров", которые осуществляли правый разворот со снижением. Это был удобный момент для атаки, которым и воспользовался Николай Докашенко: он перешёл на сближение с ведомым замыкающей пары "Сейбров", так как ведомый на развороте немного отстал от своего ведущего. Заметив сближение "МиГа" ведомый "Сейбр" встал в правый вираж, а ведущий "Сейбр" сделал резкий разворот влево и проскочил под самолётом Докашенко. Николай бросился в атаку на ведущего "Сейбра". Уходя от атаки "МиГа", пилот "Сейбра" сначала сделал левый переворот, а затем начал выполнять левый боевой разворот. В это время Николай уже сблизился с противником на дистанцию 700 метров и открыл по нему огонь. Первая очередь прошла мимо - ниже и чуть впереди "Сейбра". Тогда Николай сделал поправку и длинной очередью из всех пушек накрыл этот F-86, в результате которой самолёт противника был сбит.

После этого наши все лётчики все благополучно вернулись на свой аэродром. Этот бой длился всего 10-12 минут. Свою первую победу Николай Докашенко добыл, в результате израсходовав 23 снаряда из пушки Н-37 и 62 снаряда из двух пушек НС-23 - это довольно много, но главное цель была поражена!

Но самым результативным для Николая Докашенко выдался следующий месяц - октябрь, тем более что уже 6 октября Николай Докашенко получил очередное воинское звание капитан. Свою первую победу в октябре и вторую в этой войне капитан Докашенко одержал уже 12 октября, во время боевого вылета, который состоялся в 15:38, когда полк в составе 20 экипажей, под общим командованием заместителя командира 17-го полка майора Б. В. Масленникова в районе Ансю вступили в бой с группой из 24 F-86. Был в итоге сбит только один "Сейбр", который на счету Николая Докашенко, но зато и без своих потерь.

Согласно архивным данным 25 октября 17-й ИАП в составе 19 экипажей в 6:45 вылетел на перехват самолётов противника под командованием майора Б. В. Масленникова. В 7:00 юго-восточнее Ансю была обнаружена группа самолётов противника состоящая из 20 F-84 и поршневых F6F-5, которые штурмовали железнодорожную станцию. Идущей 3-й парой в составе 3-й АЭ пара Докашенко - Хвостанцев, атаковала на встречно-пересекающихся курсах звено поршневых F6F-5, и одной очередью капитан Докашенко сбил одного "палубника". Остальные тут же покинули район боя. Преследовать противника не стали, так как заканчивался запас топлива в баках самолётов. По словам самого Николая Докашенко, тогда они встретили и атаковали группу из 12 поршневых самолётов противника, которых опознали как F6F-5 "Хэлкетт". Вот как об этом бое рассказывает бывший ведомый Докашенко, Хвостанцев Владимир Михайлович:

"Наше звено как обычно послали связать боем "Сейбров", что мы и сделали. В результате боя с "Сейбрами" мы с Докашенко оказались внизу. Тут пункт наведения информировал о том, что палубные штурмовики работают под облаками. Ну, Докашенко и нырнул под облака в какое-то ущелье. Всё моё внимание в этой сложной лётно-метеорологической обстановке было сосредоточено на том, чтобы не потерять Докашенко. Тут я тоже увидел эти чёрные самолёты, но они шли под ракурсом 4/4, но я всё же дал очередь по ним и пошёл за ведущим, а он в это время также стрелял и довольно успешно - один загорелся.

Долго мы на аэродроме рассматривали плёнку фотоконтроля, пытаясь по нашим рассказам и по плёнке установить тип сбитого самолёта противника. Мнений было много, говорили и о "Корсаре", но всё же решили, что это "Хэлккет". Кроме нашей пары в бою с этими палубниками никто из нашей группы не участвовал".

Однако сейчас известно, что данный тип самолёта ВМС США в боевых действиях как ударный самолёт в этой войне не применялся. Можно теперь с уверенностью сказать, что под пушки Николая Докашенко в тот день попал палубный F4U-4 "Корсар" (№ 81576) с авианосца ВМС США "Antietam" из состава эскадрильи VF-713 - его пилот лейтенант Лео Дорси (Leo W. Dorsey) спасся на парашюте. Кстати американцы до сих пор утверждают что этот "Корсар" был потерян в результате огня ПВО с земли...

F4U-4 'Корсар' сбитый Н.Г.Докашенко 25.10.1951 г.

Однако самый выдающийся свой бой капитан Николай Докашенко провёл 28 октября во время отражения очередного налёта авиации противника. В этот день противник не стал посылать свои бомбардировщики B-29 в "Аллею МиГов", после тяжёлых потерь понесённых в предыдущие дни, а выслал большие группы своих перехватчиков F-86, в надежде, что они смогут расчистить район действия для истребителей-бомбардировщиков. На отражение этого налёта в 14:38 по команде с КП дивизии, были подняты 19 экипажей 17-го ИАП под общим командованием майора Пулова. Перед ними взлёт осуществили лётчики 523-го ИАП, которые являлись ударной группой, а лётчики 17-го полка должны были обеспечивать действия лётчиков 523-го ИАП. Первыми вступили в бой с группой F-86 в районе южнее Сяренкана лётчики 523-го ИАП в 14:45.

Следуя на высоте 6000 метров восточнее города Аньдун 15 км капитан Докашенко обнаружил впереди слева ниже на 500 метров 14 F-86 шедших на встречно-пересекающихся курсах в боевом порядке "клин" шестёрки, вторая группа шедшая сзади первой на дистанции 2-3 км "колонна" четвёрок, о чём доложил командиру группы. Майор Пулов приказал "Связать боем противника", сам последовал в район действия штурмовиков и бомбардировщиков. Группа F-86 стала проходить внизу под нашей группой. Группа капитана Благова в составе 6 экипажей, сбросила ПТБ и стала выполнять энергичный разворот влево. Во время разворота капитан Докашенко обнаружил пару F-86 атакующих пару МиГ-15 с задней полусферы. Капитан Докашенко открыл огонь по ведомому F-86.

В это время впереди на дистанции 100 метров капитан Докашенко обнаружил ещё пару F-86, произведя доворот, влево пошёл на сближение с парой F-86. Сблизившись на дистанцию 400 метров под ракурсом 1/4 открыл огонь по ведомому F-86 произведя при этом длинную очередь. Ведомый F-86 вначале сделал разворот влево со снижением, а затем вышел на прямую с курсом на юг. Капитан Докашенко продолжая преследовать его, сблизился с ним на дистанцию 200-300 метров, и открыл огонь. В это время сам был атакован сзади четвёркой F-86. Левым разворотом с набором высоты капитан Докашенко вышел из под удара, противник последовал за ним, капитан Докашенко встал в левую спираль с набором высоты. При выполнении первой спирали F-86 снизу открыл огонь, трасса прошла ниже сзади. На высоте 7000 метров F-86 отстали от пары капитана Докашенко и левым разворотом со снижением ушли в море.

Пара капитана Благова была атакована парой F-86 снизу сзади. Капитан Благов с ведомым лейтенантом Башлыковым перешли в левую восходящую спираль. В этот момент, ведущий F-86, открыл огонь по капитану Благову, а ведомый по лейтенанту Башлыкову. Капитан Докашенко обнаружил атаку наших самолётов пошёл на сближение с ведомым F-86 и, сблизившись на дистанцию 500 метров произвёл по нему одну длинную очередь, в результате которой самолёт загорелся. Ведущий F-86 полупереворотом вправо ушёл в сторону моря. Пара старшего лейтенанта Волкова вступила в бой вместе с капитаном Докашенко. Преследуя пару F-86 старший лейтенант Волков обнаружил двух F-86 заходивших его паре в хвост. Старший лейтенант Волков прекратил преследование горкой вышел из под удара и последовал в направлении ударной группы.

Лётчики 2-й АЭ под командованием капитана Пономарёва в районе Аньдуна встретили 6 F-86 и провели с ними короткий бой, после которого все "Сейбры" со снижением ушли в сторону моря.

Первая эскадрилья, под командой майора Пулова пройдя заслон противника, вышло в район Ансю. Выполнив восьмёрку в горизонтальной плоскости, противника не обнаружило. По команде с КП дивизии последовало на свой аэродром. Воздушный бой наших истребителей с истребителями противника длился 8 минут. По докладу лётного состава участвующего в бою сбито 3 самолёта противника типа F-86. Сбитие всех 3-х самолётов F-86 капитаном Докашенко подтверждается фотоплёнкой и докладом его ведомого старшего лейтенанта Владимира Хвостанцева.

После этого боя на счету Николая Докашенко стало 6 сбитых самолётов противника, и тем самым он стал ещё одним асом в полку и в составе 64-го ИАК. За этот бой капитан Докашенко был награждён орденом Красного Знамени.

МиГ-15бис Н.Г.Докашенко.

В этом сражении под удар Докашенко попали лётчики из состава 336-й FIS 4-го FIW. Участник этого боя, ветеран 336-й FIS 1-й лейтенант Дуглас Эванс (Douglas Evans), так вспоминал об этом бое:

"28-го мы имели два потрясающих поединка. Во время схватки, из своей кабины я увидел шесть "МиГов" в красивом строю, разворачивающихся вправо, чтобы атаковать нас. В ответ я также сделал попытку развернутся вправо и направил самолёт в лобовую, чтобы встретится на встречных курсах. Пилот ведущего "МиГа" видимо думал также и уже выходил навстречу мне, находясь в лучшем положении, так как он уже направил нос своего самолёта на меня, поскольку я приближался к нему. Я вызвал Чарли, чтобы тот подтянулся ко мне и в этот момент "МиГ" открыл огонь, и трассы полетели прямо ко мне в лицо. Несмотря на концентрацию, я непреднамеренно пригнулся - мама мия! Те три орудия "МиГа" напоминали огненный цветок. Он, должно быть, стрелял не точно, так как трассы прошли позади или подо мной, и наши формирования прошли друг друга подобно двум гребёнкам. Все мы прошли на потрясающей скорости, и я не видел, как мы проскочили друг друга, поскольку "МиГи" имели плотный строй. В течение долгого мгновения, я приходил в себя, после столь адского напряжения. Я слышал как Чарли, тихо, почти шёпотом, проговорил "Бог мой"!

Я действительно не мог ничего сказать в ответ, так как в это время моё сердце сжалось внутри и у меня перехватило дыхание. Тогда, я начал разворот вокруг, и увидел небо, очищенное от самолётов - чёртова работа!

Я мог слышать по радио разговоры пилотов в бою и пошёл, снова в район боя и нас было только двое. Ещё четыре "МиГа" пролетели через наши головы приблизительно на 2000 футов (приблизительно 700 метров) выше нас, но они не повернули в нашу сторону, это указывало на то, что они не видели нас. Даже после длинного пикирования, мы долго неслись по MSR (главный указатель курса) проскочили Синайджу, и мы не наблюдали больше "МиГов".

Когда мы вернулись, история повторилась, только на этот раз события развивались гораздо быстрее. Майор Крейтон, который вёл, синее звено, имел встречу с несколькими реально ревущими тиграми, которые насели на хвост его ведомого и непосредственно на него, и прямо вцепились в них и носились вокруг них и стреляя подобно безумным. Они не могли оторваться от "МиГов", пока они были все фактически внизу, в невыгодном положении. Все мы знали, что мы встретили лучших пилотов из Аньдуня - они думают только о нападении и очень жаждут уничтожить нас. Мы держим пари, что пилоты "МиГов" говорят также и о нас, они имели время, чтобы в этом убедиться: Роберт Мур (Robert Moore) подбил одного из них, который не добрался домой.

Дневная миссия для каждого выдалась трудная, все ожидали адскую борьбу. И мы не были разочарованы - если это - правильное слово? Мы держали курс в этот же район на высоте 29 000 футов (8300 метров) прямо на реку Чонгчон, и в этот момент я увидел трассирующие снаряды вокруг себя и "МиГа" номер один и почувствовал несколько ударов. Я увидел то, что напоминало топливо, струящееся из него и в этом самом нетерпеливом состоянии, я вдруг услышал по радио: "Синий Три ... (пауза)... Красный Три, "МиГи" на шесть часов, уходи влево"!

Эта команда была подана голосом Мака, и я полагал, что он сначала подразумевал "Красного Три" прежде, чем он исправился. В этот момент исправления, я сделал быстрый взгляд назад за моё левое плечо, чтобы осмотреть, что твориться за моим хвостом и получил ужасный шок: сзади было два "МиГа" с большими круглыми красными носами, ясно виделись остекления кабин, они находились правее наших хвостов - хитрые канюки. Они почти присоединились к нашему формированию, держа нас под огнём - двое держались за мной.

Я рванул ручку управления в сторону и руль и элероны привёл в движение и стал делать резкий разворот на предельной перезарузке, чтобы уйти от опасности. Это был рекомендованный маневр, когда ты попал в чрезвычайное критическое положение, и в котором мы были уверенны, что он тебя выручит, в этом адском положении. Я надрывал свои кишки, в это же время пытался более аккуратнее управлять машиной, и одновременно делал попытки увидеть, что творится позади меня, а там были те самые тигры, идущие с обеих сторон за нами, наступая на наши хвосты. Я не возражаю и хочу признать, что я действительно чувствовал худшие мгновения в моей жизни. Хотя я увеличил снижение на ещё 5 градусов, те парни остались позади меня, и оба стреляли по мне и струйки ярких красных снарядов, пролетали мимо нас. Независимо оттого, что бы я ни делал, эти "МиГи" были всё ещё там, но я знал, что они были удивлены, потому что я делал вещи, которые я никогда не делал прежде, и они не могли попасть в нас. В одном диком маневре, я почти потерял управление, уходя от них; однако они продолжали нас преследовать и не отставали от нас ... очень плохие новости.

Вскоре прошли отметку в 15 000 футов, и я мог только держать курс, поскольку они снижались за нами, теряя их на близком расстоянии. Мы теряли высоту, и оглядываясь назад я увидел, как один из "МиГов" открыл огонь, и трассы казалось, окружили самолёт Мака, который был под моим левым крылом. Наши голоса по радио звучали очень тихо, как будто мы задыхались, но я всё же услышал, как Мак сказал, что он был поражён, и как ожидалось, в любой момент упадёт. Я сделал ещё две крутые спирали с сильными перегрузками, один направо и затем налево, изо всех сил пытаясь проверить наши хвосты. Я отметил, что мы были уже ниже 7 000 футов (2300 метров), когда, наконец, я увидел береговую черту моря и, наконец-то мы смогли обнаружить, что рядом с нами нет ни одного "МиГа"...

Хотя на мне был противоперегрузочный костюм высокого давления, и он предохранял от больших перегрузок всё это время, я чувствовал внутренне, как если бы я был разорван. Я вызвал по радио Мака, и убедился, что он рядом и мы оба вместе. Мы пришли в себя приблизительно в 5 000 футах (1700 метров) от воды и начали длинный подъём, чтобы восстановить высоту. Наконец мы достигли реки Ханьшуй, и значит рядом находится наша база Кимпо. Я приземлился скорее механически.

Макферсон не был поражён, как я думал. Когда все мы собрались для того, чтобы сделать разбор вылета, мы услышали, что четыре других пилота также имели подобные проблемы в бою, как и мы, но не такие сильные или длительные как у нас: "МиГи" редко держатся со столь упорными намерениями. Я, должно быть, напоминал удручённого смертью. Майор Крейтон видел моё поникшее выражение, и после слушания нашего рассказа, он сказал, что "теперь я хорошо знаю, проклятье, как быть под прицелом у врага"! Он сам хорошо помнил свои подобные ужасные переживания, которые он испытал в утренней миссии".

Скорее всего, именно пара Эванс - Макферсон попала в этом бою под атаку Докашенко и его ведомого Хвостанцева, и чудом избежали гибели. По крайней мере, они запомнили этот бой на долго!

Ноябрь месяц был относительно спокойным по накалу боёв для лётчиков 17-го полка. В октябре они провели 18 групповых воздушных боёв, из которых только 4 закончились безрезультатно. Было сбито 13 самолётов противника, 10 из которых на счету лётчиков звена капитана Докашенко. В ноябре лётчики полка, участвовали в 16 групповых воздушных боях, половина из них закончилась безрезультатно, это говорит о том, что противник попросту избегал встречи с "МиГами". В 8 результативных боях было сбито 9 самолётов противника, и только 2 приходятся на долю лётчиков 3-й АЭ. В ноябре же месяце лётчики звена Докашенко побед не имели. В декабре месяце лётчики полка участвовали уже в 21 воздушном групповом бое, 11 их которых закончились безрезультатно. За этот месяц лётчики полка сбили 12 самолётов противника, 5 из которых сбили лётчики 3-й АЭ. Лётчики звена капитана Докашенко сбили 3 истребителя F-86.

Свою очередную победу Николай Докашенко в небе Кореи одержал 11 декабря во второй половине дня. В 14:27 командир полка подполковник Г. И. Пулов повёл в район Ансю полк в составе 22-х экипажей. Лётчики 3-й АЭ как обычно были в роли прикрывающей группы. В ходе полёта была обнаружена группа из 10 F-86, которая намеревалась атаковать ударную группу, но им помешали лётчики 3-й АЭ, которые сами перешли в атаку на "Сейбры" и сковали их боем. В ходе этого боя Николай Докашенко со своим постоянным ведомым Владимиром Хвостанцевым атаковали пару "Сейбров", - ведущего "Сейбра" сбил Николай, а Хвостанцев повредил самолёт ведомого. В этом бою противниками у лётчиков 17-го ИАП были их постоянные противники - пилоты 4-го FIW, а точнее пилоты 334-й FIS. Американцы признают потерю в этот день только одного своего F-86A № 48-0301 из состава 334-й FIS. На него претендуют сразу 5 советских лётчиков, в том числе и Докашенко.

Первый месяц 1952 года был довольно напряжённым по накалу боёв. В небе Кореи стало больше "Сейбров", так как в декабре в бой вступили лётчики нового 51-го авиакрыла перехватчиков ВВС США (51-е FIW), которые имели на вооружении более модернизированные истребители F-86 серии Е, которые не уступали нашим МиГ-15бис. Кроме того, сказывалась усталость наших лётчиков, которые без замены воевали уже 6 месяцев в небе Кореи. У многих лётчиков полка от больших перегрузок обострялись разного рода болезни и накапливалась усталость в организме, что сказывалось на боеготовность полка. Однако оставшиеся в строю, лётчики полка проявили выдержку и боевой характер и достойно закончили этот месяц: в 22-х проведённых полком воздушных групповых боях (9 их которых были безрезультатными), лётчики полка сбили 16 и повредили ещё 7 самолётов противника, при потере всего 3-х своих самолётов и без потерь в лётном составе. На счету лётчиков 3-й АЭ - 5 побед и ещё 3 повреждённых самолёта, особенно отличился лётчик звена капитана Докашенко старший лейтенант Н. С. Волков, который в январских боях сбил 4 F-86 и ещё 1 подбил. Остальные 3 победы на счету капитана Николая Докашенко: сначала 17 января прикрывая действия лётчиков 523-го ИАП, он подбил одного "Сейбра", а затем в утреннем бою 20 января с 12 F-86, Николай Докашенко сбивает своего седьмого "Сейбра".

Однако война без потерь не бывает и вот в тяжёлом бою 25 января, так получилось, что Николай Докашенко потерял своего ведомого старшего лейтенанта Ростислава Хрисанова. Это был второй вылет во второй половине дня в составе 14 экипажей под командованием майора Б. В. Масленникова. В 15:29 в районе 8 км юго-западнее Хакусен на высоте 6000-7000 метров при ведении воздушного боя с самолётами противника F-86, самолёт МиГ-15, пилотируемый старшим лётчиком, старшим лейтенантом Хрисановым в момент выполнения правого разворота был атакован сзади, сверху парой F-86. Ведущий пары "Сейбров" с дистанции 200 метров открыл огонь по самолёту старшего лейтенанта Хрисанова, очередь огня прошла через кабину самолёта. Старший лейтенант Хрисанов спиралью начал набирать высоту, пара F-86 преследовала старшего лейтенанта Хрисанова до высоты 10000 метров.

Старший лейтенант Хрисанов, набрав высоту 10000 метров, в результате второй очереди ведущего пары F-86 на самолёте МиГ-15 отказали рули управления, самолёт перевернулся на спину, лётчик старший лейтенант Хрисанов принял решение катапультироваться и на высоте 10000 метров с перевернутого положения произвёл катапультирование. Приземление произвел в районе 10 км юго-восточнее Хакусен. После приземления старший лейтенант Хрисанов наземными частями Корейской Народно-Демократической Республики был доставлен в госпиталь города Аньдун. Лётчик старший лейтенант Хрисанов в результате атаки пары F-86 получил в правую ногу 5 осколочных ранений. Николай Докашенко в этом бою повредил одного "Сейбра", но уберечь ведомого не смог, слишком неравными были силы: 14 "МиГов" против 42 F-86 из состава 51-го FIW. Бой тогда закончился вничью: стороны потеряли по одному самолёту.

Последние бои лётчики 17-го ИАП провели в феврале месяце. Особенно жарким была первая неделя февраля: лётчики полка выполняли свою обычную боевую задачу - вылетали на перехват истребительной авиации противника. Правда, составы вылетавших на боевые задания групп сократилось от 10 до 14 экипажей, что было равно составу одной эскадрильи. Но боеспособных по состоянию здоровью лётчиков оставалось всё меньше и меньше, и руководство полка вынужденно было сократить составы групп вылетавших на боевые задания. Однако первые 4 дня февраля лётчики полка проводили по 2 воздушных боя каждый день и бои тяжёлые, исключительно с истребителями F-86.

Уже в первом воздушном боюЮ состоявшимся 2 февраля, отличился капитан Николай Докашенко: утром в 7:46 по тревоге майор Масленников повёл 14 экипажей полка в район Ансю, где его группа встретилась с 12 F-86 и завязала с ними воздушный бой. Противниками наших лётчиков были пилоты из состава 335-й FIS, и в ходе этого боя капитан Докашенко сумел снова взять в прицел очередного "Сейбра" и поразить его - это был новый F-86E (№ 51-2770), пилот которого спасся на парашюте. У нас в этом бою потерь не было. Так 2 февраля Николай Докашенко одержал свою 9-ю официальную победу в небе Кореи и своего 8-го "Сейбра". Поистине капитан Николай Докашенко был специалистом по боям с "Сейбрами" и грозой для их пилотов. Кроме того за всё время боёв, которых на счету Николая Григорьевича в небе Кореи числится 45, его самолёт не получил ни одной пробоины, что говорит само за себя.

В период с 7 по 10 февраля лётчики 17-го ИАП провели свои последние бои в небе Кореи: прикрывая железнодорожные мосты а, также отражая налёты авиации противника, лётчики полка 9 - 10 февраля составом в 12 экипажей провели 2 последних воздушных боя с большими группами "Сейбров", и в последнем их них капитан В. В. Шулев сбил последнего американского самолёта в небе Кореи - полк в этих боях своих потерь не имел.

В итоге Николай Григорьевич Докашенко завершил эту войну с таким итогом: совершил более 150 боевых вылетов, участвовал в 45 воздушных боях, в которых лично сбил 9 и повредил ещё 2 самолёта противника. Сам ни разу не имел даже пробоин в своём самолёте. Имел только 2 возврата с боевого вылета раньше срока, по причине отказа техники на самолёте его ведомого старшего лейтенанта Р. В. Хрисанова. Под командованием Николая Докашенко его звено в составе: Докашенко - Хвостанцев и Волков - Николаев, уничтожили в небе Кореи 22 самолёта ВВС США и ещё 6 повредили. Никто из лётчиков этого звена сбит, как и его командир, не были. Это было лучшее звено не только в полку, но и в дивизии. Вот как вспоминал лётчик этого звена Николай Степанович Волков:

"Наше звено было дружное, всегда присутствовала взаимовыручка. Жили мы все в одной комнате в вчетвером, всегда были вместе и на земле и в воздухе. В воздушных боях мы часто добивались побед, и первым у нас был наш командир Николай Докашенко, который всегда водил нас в бой".

Таков был боевой итог для Н. Г. Докашенко в этой войне! К этому осталось только добавить, что за участие в боях в небе Кореи Николай Докашенко был после возвращения из Китая, указом ПВС СССР от 22 апреля 1952 года удостоен высокого звания Герой Советского Союза. Это был четвёртый Герой Советского Союза в составе 17-го ИАП.



Список известных воздушных побед Н. Г. Докашенко:

Великая Отечественная война 1941-1945 гг.

Д а т аСбитые
самолёты
Место падения самолёта или
проведения воздушного боя
Свой самолёт
21.12.19442  ФВ-190северо-западнее Модры"Аэрокобра"

      Всего сбитых самолётов - 2 + 0;  боевых вылетов - 113;  воздушных боёв - 7.



Вооружённый конфликт в Корее 1950-1953 гг.

Д а т аСбитые
самолёты
Место падения самолёта или
проведения воздушного боя
Примечание
20.09.19511  Ф-86Ансю 
12.10.19511  Ф-86Тэйсю - Сюкусен 
25.10.19511  Ф6Ф-5восточнее АнсюF4U-4 "Корсар" № 81576 из состава VF-713
28.10.19511  Ф-86восточнее Аньдун 
1  F-86 
1  F-86 
11.12.19511  Ф-86АнсюПредположительно, F-86A № 48-0301 из состава 4-го FIW
20.01.19521  Ф-86район реки Ялуцзян 
02.02.19521  Ф-86Тэйсю - ХакусенF-86E № 51-2770 из состава 335-й FIS 4-го FIW

      Всего сбитых самолётов - 9 + 0;  боевых вылетов - 148;  воздушных боёв - 45.



Линия

Публикация производится с разрешения И. А. Сейдова и С. Г. Вахрушева, а так же Издателя.
При использовании любых материалов данного сайта, активная ссылка на него обязательна.

Возврат

Н а з а д