1941 • СОВЕТСКИЕ СНАЙПЕРЫ • 1945

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж-З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У-Ф-Х  Ц-Ч  Ш-Щ  Э-Ю-Я

Линия


Захаров Кузьма Кукентьевич

Уничтожил
более
100 врагов
Захаров Кузьма Кукентьевич
  Флаг РККА

Родился в 1912 году в деревне Захаровка (Камышловский район Свердловской области). До войны работал председателем сельского совета. 21 сентября 1941 года в рядах Красной Армии, призван Камышловским РВК. С февраля 1942 года в действующей армии. Организовал и возглавил полковую снайперскую школу, подготовил лично более 10 снайперов.

25 марта 1942 года командир отделения роты автоматчиков 1196-го стрелкового полка (359-я стрелковая дивизия, 30-я Армия, Калининский фронт) младший сержант К. К. Захаров представлен командованием части к первой награде за уничтожение 16 солдат и офицеров противника. Приказом № 9/н от 25 апреля 1942 года по войскам 30-й Армии награждён медалью "За боевые заслуги".

14 апреля 1942 года младший сержант К. К. Захаров представлен командованием части к новой награде за уничтожение 27 фашистов (ещё 41 ранил). Приказом № 190/н от 31 мая 1942 года по войскам Калининского фронта награждён орденом Красной Звезды.

15 сентября 1942 заместитель командира роты автоматчиков лейтенант К. К. Захаров погиб в бою. По имеющимся сведениям, к тому времени имел на счету более 100 уничтоженных солдат и офицеров противника, обучил снайперскому делу более 10 бойцов своей роты. Похоронен в городе Ржев (Калининская область).


*     *     *
Из материалов наградных листов К. К. Захарова:

Из материалов наградного листа К. К. Захарова

Из материалов наградного листа К. К. Захарова


Из фотоматериалов военных лет:

Захаров Кузьма Кукентьевич Захаров Кузьма Кукентьевич


Из материалов прессы послевоенных лет:

Наступила календарная весна 1942 года, но природа продиктовала, что ей угодно. 13 марта пошёл обильный снегопад и покрыл землю толстым белым покрывалом. Это резко осложнило производство инженерных работ и маскировку войск. Об этом много и подробно говорилось в различных боевых и отчетных документах 1196-го стрелкового полка.

Определяя готовность района обороны 3-го батальона, его командир подполковник Кожанов Василий Иванович, только что сменивший бывшего командира полка подполковника Хаустовича Петра Сельверстовича, откомандированного 10 марта в распоряжение отдела кадров 30-й Армии, особое внимание обратил на организацию инженерного оборудования участка обороны полка. Он пришёл к выводу, что ночью противник ведёт методический артиллерийский и миномётный огонь и неизбежно приводит к потерям людей, а днём снайпер немцев не даёт поднять головы. Тогда командир полка прибыл в район обороны 3-го стрелкового батальона и на месте решил, как поступить в сложившейся обстановке.

"Что же делать, комбат?", - обратился командир полка к командиру батальона старшему лейтенанту Н. М. Самсонову. Комбат подумал и ответил: "Надо убрать немецкого снайпера огнём артиллерии". "Нет", - заявил командир полка, - "его надо убрать таким же образом, как и он действует." И тут же спросил: "У Вас есть снайперы?"

"В батальоне нет, - ответил лейтенант, - но в роте автоматчиков, как будто, есть один".

Обстановка не позволяла ждать ночи, и командир полка, комбат, Кузьма Захаров, а также один боец из его отделения - ученик Кузьмы, направились в боевое охранение. Они двигались по мелкооткрытым траншеям и ходам сообщения, пригибаясь, а чаще ползком, потому что траншеи и ходы сообщения были на всем их пути далеко не полного профиля. Впереди пробивался комбат, за ним командир полка, потом Кузьма, а замыкающим - боец из отделения Захарова. А тут, как на зло, только стали подходить к боевому охранению, пуля фашиста пробила каску комбата. К счастью, он отделался только лёгкой контузией. Движение продолжалось ещё с большей трудностью, потому что ход сообщения был совсем мелкий. Добрались до позиции боевого охранения, которая была выбрана удачно. Она позволяла просматривать передний край обороны противника на широком фронте и наблюдать местность на значительную глубину, которая плавно повышалась в тыл противника и была в основном открытой. И только островками, расположенными на различных расстояниях, имела отдельные небольшие кустарники, позволяющие противнику маскироваться.

Кузьма и его напарник заняли свои места недалеко от хода сообщения, по которому они только что двигались на позицию боевого охранения. Вскоре Кузьма обратился с просьбой к командиру батальона, чтобы вызвать к нему одного бойца боевого охранения. А когда боец прибыл, Кузьма ему приказал: "Иди вон туда по траншее до конца. Когда пройдёшь, ковыряй и выбрасывай землю на бруствер. На черенок лопаты надень каску, потом замени её на шапку и показывай только макушку каски и шапки, да лопату тоже не забывай показать. Если фашист ударит, кричи во весь дух!"

Сидим и наблюдаем. А снайперы словно замерли на своих местах. Не прошло и минуты, слышим раздирающий крик с конца траншеи. И тут же раздался выстрел Кузьмы. Снайпер противника был сражён. Бойцы боевого охранения подняли ликующий крик. Но вскоре оказалось, что фашист был, видимо, только ранен. Он пытался ползти до ближайшего кустарника, а за фашистом оставался кровавый след на снегу. Рядом стоящий боец хотел было добить гитлеровца, но Кузьма запретил ему стрелять и сказал: "Погоди, сейчас ему будет помощь" Так и получилось. Из-за укрытия выскочили два солдата и только хотели его волоком затащить в укрытие, как Кузьма закричал: "Бей левого, а я правого!" Последовали один за другим два выстрела, и гитлеровцы улеглись рядом. "Вот теперь, - сказал Кузьма, - дай им для надёжности каждому по паре свинцовых конфеток".

А о другом подвиге Кузьмы Захарова писала ежедневная дивизионная газета "Боевая красноармейская" и фронтовая газета. В сентябре 1942 года 359-я стрелковая дивизия вышла на ближайшие подступы Ржева в район Лазорево - Бередихино к реке Холынке. Расстояние между нашими войсками и немцами, которые занимали деревню Тимофеево, было таким, что можно было видеть, как они в открытую ходили из дома в дом, автомашины и мотоциклы фашистов сновали постоянно то в одну, то в другую стороны. Накрыть их артиллерийским огнём было нельзя, потому что это погубило бы мирное население деревни. Тогда командир полка вызвал к себе старшего сержанта Захарова и приказал ему уничтожать немцев при помощи снайперов.

На другой день старший сержант Захаров провёл тщательную рекогносцировку наблюдением, составил план предстоящих действий, рассказал о нем товарищам, которые с ним должны были решать поставленную задачу. Ночью вместе со своими учениками - снайперами, уже ставшими мастерами своего дела, сержантами И. П. Нестеренко, М. Г. Казаковым, Л. М. Пепка, Д. Н. Неклесо он вышел на выбранную позицию для выполнения задачи. Эта позиция была избрана на фланге и несколько в тылу опорного пункта обороны противника с таким расчётом, чтобы с неё просматривался почти весь населённый пункт Тимофеево. Снайперы залегли в небольших кустарниках и укрытиях, позволяющих менять позиции каждому снайперу скрытно от противника.

Наступило утро. К одному из домов подкатил мотоциклист, и Кузьма его тут же уложил. Вскоре из дома выбежал офицер. Встревоженный, он тотчас же бросился к убитому и сам получил пулю.

В стороне виднелась конюшня. Двое гитлеровцев вывели лошадей и стали их седлать. Уехать им не удалось. По приказу Кузьмы все снайперы подожгли зажигательными пулями сарай и какой-то склад. Начался пожар. Немцы выбегали из домов и кидались тушить огонь. Но сразу же падали под огнём снайперов. В считанные минуты было уничтожено более 20 гитлеровцев. Опомнившись, немцы открыли ураганный огонь по предполагаемой позиции снайперов. Им, однако, и в голову не приходило, что снайперы избрали позицию на фланге опорного пункта их обороны, почти в тылу.

За неоднократные подвиги при выполнении заданий командования и проявленные при этом героизм Захаров Кузьма Кукентьевич был награждён орденом Красного Знамени. По всему Калининскому фронту разнеслась слава о снайпере Кузьме Захарове. О его боевых делах писал Илья Эренбург. Он был в нашей дивизии, встречался с Кузьмой Кукентьевичем. "А как работает снайпер Захаров! - писал Эренбург. - Нужно будет, он попадет пузатому Герингу в каждый орден, в каждую пуговицу!"

Молва о Кузьме Захарове разнеслась и в стане противника. Немецкое командование выделило своих лучших снайперов и разведчиков, которым ставило задачу живым или мёртвым доставить снайпера Кузьму Захарова. В кармане взятого вскоре гитлеровца обнаружили листовку. Она предостерегала: "На участке советских войск против нас действует группа снайперов, руководителем которой является лейтенант Кузьма Захаров. Всем подразделениям и вне боевой обстановки следует быть осторожными, иначе могут быть напрасные жертвы."

Перед взятием города Ржева прославленному снайперу Кузьме Кукентьевичу Захарову было присвоено звание лейтенанта. Он погиб на окраине города Ржева.

Снайперское движение в дивизии началось в середине марта 1942 года. Инициатором и основоположником его был младший сержант Захаров. 15 марта Кузьма убил первых 4-х гитлеровцев. С тех пор он ежедневно их истреблял, считая своей основной работой. К концу марта на его счету было уже 23 офицера и 47 солдат противника. Примеру Кузьмы Захарова последовало всё его отделение, и к 1 мая 1942 года все бойцы отделения стали снайперами. Более 100 гитлеровцев нашли себе могилу от метких пуль Кузьмы Захарова.

Отважному снайперу было присвоено звание лейтенанта, а вскоре он был назначен заместителем командира роты автоматчиков. По почину К. К. Захарова снайперское движение развернулось во всех частях дивизии. За свои подвиги Кузьма Кукентьевич был награждён медалью "За боевые заслуги" и орденом Красной Звезды. Последняя награда лейтенанта К. К. Захарова - орден Красного Знамени.

(Из воспоминаний бывшего начальника штаба 359-й Ярцевской стрелковой дивизии
полковника Геннадия Сергеевича Ховрина - "Священная Память Урала")



Главное меню  |  Новости сайта  |  Обратная связь  |  Фотографии  |  Приложения


    © 2021 г.  Советские снайперы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
      При копировании материалов данного сайта, активная ссылка на источник обязательна !