Николаев Алексей Николаевич

Родился в 1922 году. В армию был призван в октябре 1940 года, после окончания средней школы, попал служить в 249-й гаубичный полк в Рава-Русской. В 1941 году поступил в 14-ю авиационную школу первоначального обучения в городе Орше, летом 1942 года был направлен в город Ульяновск в лётную школу, где готовили лётчиков-штурмовиков, которую закончил в 1945 году. В 1946 году получил назначение в Приморье в 17-й истребительный авиационный полк. Участник Корейской войны 1950-1953 гг., воевал в составе 3-й авиационной эскадрильи.

Утром 18 августа 1951 года, в первом боевом вылете, старший лейтенант А. Н. Николаев сбил "Сейбр" - это была первая его победа, одержанная в небе Кореи. Это произошло в период 8:00 - 8:57 в районе Тэйсю, когда 24 экипажа полка во главе с командиром майором Г. И. Пуловым встретились с группой F-86. В ходе боя четвёрка "Сейбров" атаковала звено капитана Н. Г. Докашенко в растянутом строю, снизу слева, но немного проскочила отставший от строя звена самолёт старшего лейтенанта А. Н. Николаева, который был крайним в звене. Николаеву ничего не оставалось делать, как довернуть немного влево, прицелиться и открыть огонь, чтобы наказать их за невнимательность. Один "Сейбр" был сбит и упал на землю.

2 октября 1951 года старший лейтенант А. Н. Николаев одержал свою 2-ю победу, сбиб самолёт F-80. Спустя 3 дня (5 октября) он сбил ещё один F-86, однако эта победа не получила официального подтверждения.

23 октября 1951 года последовал очередной мощный налёт американских В-29, целью которого были северокорейские аэродромы Тайсен и Намси. Этот налёт "Крепостей" прикрывался крупным нарядом истребителей 4-го ИАКР и 49-го и 136-го ИБАКР. По данным советских лётчиков, в этом налёте участвовало от 22 до 28 бомбардировщиков В-29 под прикрытием наряда истребителей, количество которых доходило до 100 машин. В отражении налета участвовало 58 истребителей МиГ-15 из 303-й ИАД, которые составляли первый эшелон корпуса и должны были нанести удар по соединению противника, и 26 "МиГов" 324-й ИАД, которые составляли второй эшелон корпуса, задачей которых было наращивание сил и прикрытие выхода из боя лётчиков 303-й ИАД. Однако американцы заявляют, что в этом налёте на аэродром Намси участвовало всего 8 бомбардировщиков В-29 из 307-й БАГ САК под прикрытием 55 F-84 и 34 F-86 и что они подверглись атаке только 44 "МиГов".

В 8:45 к месту сражения подошла полковая группа 17-го ИАП в составе 20 экипажей под командованием майора Б. В. Масленникова. Следуя в группе прикрытия, на высоте 8500 метров они обнаружили на встречно-пересекающихся курсах группу из почти 20 F-86, следовавших слева и выше метров на 500 по отношению к "МиГам".

Одновременно на высоте 7000 метров были обнаружены 11 бомбардировщиков В-29 под прикрытием истребителей F-84 и "Метеоров". Боевой порядок бомбардировщиков состоял из "колонны" отрядов: первый отряд из 3-х самолётов в строю "клин", второй и третий - по 4 В-29 в строю "ромб". Непосредственное прикрытие состояло из 20 истребителей F-84 и 8 "Метеоров".

Оценив воздушную обстановку, майор Масленников приказал лётчикам 2-й и 3-й АЭ атаковать заслон из "Сейбров", а сам во главе 1-й АЭ атаковал бомбардировщиков. Вспоминает участник этого сражения Николаев Алексей Николаевич:

"Только вышли из облаков, как встретились с истребителями противника. Я и мой ведущий Волков парой как-то оказались в стороне от основной массы сражающихся истребителей. Вскоре я увидел внизу справа группу английских истребителей "Глостер - Метеор" и передал об этом ведущему. Это была заманчивая цель, так как "Метеоры" имели меньшую скорость и худшую маневренность, чем наш "МиГ". Но ведущий мне ответил: "Идём на больших". Теперь уже и я увидел "больших" - это были знаменитые В-29 "Сверхкрепости", которые сбрасывали атомные бомбы на Японию в 1945 году. Они шли двумя четвёрками, строем "ромб". Меня сильно огорчило, что мой ведущий открыл по бомбардировщикам огонь с большой дистанции и его стрельба не нанесла им вреда. Он, не доходя до строя В-29, левым боевым разворотом вышел из атаки. Я же решил продолжить атаку, так как рядом не было видно истребителей противника. Метров с 400 я открыл огонь по левому мотору одного из В-29. Застучали пушки моей машины, и я на максимальной скорости промчался над бомбардировщиками. Левым боевым разворотом вышел из атаки, набрал высоту и тщательно осмотрелся. Ничего не увидел, кроме строя В-29. Атакованный мной Б-29 отстал от строя и сильно горел.

Я решил атаковать ещё одну "Крепость" и ударил по ней, как и в первой атаке. Когда проскакивал над строем "Крепостей", услышал сильнейший удар по своей машине. В голове пронеслось: "Попали, сволочи!" Но машина уверенно набирала высоту, пожара нет, и я направил самолет домой. Навстречу мне промчались несколько истребителей противника, но я избегал их атак. В эфире стоял сильный гвалт. Я благополучно добрался до Мяогоу, но шасси выпускал аварийно и, зарулив на своё место и выйдя из самолёта, узнал, что повреждена была гидросистема и пробиты осколками ящики с боеприпасами, но, к счастью, всё обошлось, и я записал на свой боевой счёт 2 "Крепости".

Группа лётчиков 3-й АЭ 17-го ИАП.

После боя, через пару дней, к нам в домик рано утром зашёл командир полка Г. И. Пулов. Разбудил меня возгласом: "Николай, вставай, тебе стрелок с "Крепости" письмо прислал". Я ему говорю, что не знаю никакого стрелка. Он в ответ подает мне лист бумаги, на котором была нарисована схема атаки группы В-29 с одиночным "МиГом" и письмо на английском языке. Здесь Пулов сделал перевод письма и отдал мне его на память. К сожалению, оно не сохранилось".

Однако не всем лётчикам дивизии, как утверждает Николаев, засчитали их победы. Так, засчитанные сначала сбитые "Крепости" затем были сняты с боевых счетов у капитана Бахаева (из 2-х сбитых засчитан только один), старшего лейтенанта Шабанова, старшего лейтенанта Степанова, старшего лейтенанта Николаева (из 2-х сбитых им В-29 засчитали лишь один) и других лётчиков дивизии.

В итоге, по официальным итоговым документам 64-го ИАК, лётчикам 303-й ИАД в этот день сбитыми было засчитано только 10 В-29, их сбили: лётчики 18-го ГвИАП: 2 В-29 (подполковник А. П. Сморчков и капитан Н. Л. Корниенко), ещё 5 В-29 лётчики 523-го ИАП (майор Д. П. Оськин - 2, капитан С. А. Бахаев, старшие лейтенанты Г. Х. Дьяченко и А. M. Шеварев) и 3 В-29 сбили капитан С. С. Бычков, старшие лейтенанты А. Н. Николаев и А. В. Быков из 17-го ИАП.

Кроме того, лётчиками дивизии в этом сражении было сбито ещё 3 истребителя F-84. Свои потери составили всего один МиГ-15, который был сбит "Сейбрами" уже после боя, когда наши подлетали к своему аэродрому. Ещё были подбиты 3 "МиГа": самолёт, пилотируемый старшим лейтенантом А. Н. Николаевым, в воздушном бою получил 1 пулевую пробоину в нижнюю часть фюзеляжа. Также небольшие повреждения получили самолёты подполковника А. П. Сморчкова и старшего лейтенанта Ю. А. Устюжанинова из состава 18-го ГИАП, но все они благополучно вернулись на свои аэродромы.

Всего в небе Кореи старший лейтенант А. Н. Николаев выполнил 162 боевых вылета, провёл несколько десятков воздушных боёв и сбил лично 3 самолёта ВВС США (1 F-86, 1 F-80, 1 В-29). Награждён орденом Красного Знамени.

После возвращения в Советский Союз продолжил службу в составе 17-го ИАП, был командиром звена, закончил службу командиром эскадрильи в звании майор. Демобилизовался в 1958 году. Жил в городе Твери.

(Из книги И. Сейдова - "Красные дьяволы" в небе Кореи".  Москва, "ЯУЗА - ЭКСМО", 2007 год.)

*     *     *

МиГ-15бис ст. лейтенанта А. Н. Николаев.

Линия

Публикация производится с разрешения И. А. Сейдова и С. Г. Вахрушева, а так же Издателя.
При использовании любых материалов данного сайта, активная ссылка на него обязательна.

Возврат

Н а з а д