Фокин Георгий Тихонович

Фокин Георгий Тихонович

26 июня 1951 года командование американского 5-го Воздушного Флота направило в район Ансю небольшую группу своих бомбардировщиков В-29, но и на этот раз "Крепостям" не удалось прорваться к намеченным целям.

В 13:02 на перехват обнаруженных постами РТС самолётов противника были подняты 2 группы "МиГов" 17-го ИАП. Первой ушла восьмёрка экипажей 1-й эскадрильи под командованием капитана С. С. Артемченко, а через 5 минут вслед за ней ушли в воздух 2 шестёрки "МиГов" из состава 2-й и 3-й эскадрильи полка - их вели капитаны Н. П. Мишакин и М. Н. Щербаков. Уже в воздухе с КП дивизии была дана команда: "Всем следовать в район Ансю", - одновременно группы были информированы о воздушной обстановке.

В 13:26 на высоте около 12000 метров лётчики группы капитана С. С. Артемченко обнаружили 6 F-86, шедших на попутных курсах на одной высоте, пытавшихся зайти в хвост его звену. Капитан Артемченко передал старшему лейтенанту Сутягину: "Атаковать противника", а сам стал продолжать набор высоты. Николай Сутягин, произведя поворот влево, пошёл в атаку на эту шестёрку "Сейбров".

Противник, заметив атаку, произвёл резкий разворот на 180 градусов и стал уходить под звено Сутягина, затягивая наших истребителей в бой на вираже.

В это время ведущий группы капитан Артемченко, развернувшись боевым разворотом влево на 180 градусов, обнаружил ещё группу из 8 F-86, шедших в колонне звеньев с дистанцией между звеньями до 2 км слева снизу впереди. Артемченко сразу же произвёл поворот влево и пошёл в атаку. Одно звено "Сейбров" полупереворотом ушло из-под удара в море, второе звено F-86 стало заходить в хвост звену капитана Артемченко. Его ведомый старший лейтенант Н. Ф. Мирошниченко предупредил по радио об атаке звена противником сзади. Артемченко левой восходящей спиралью стал набирать высоту. На третьем витке спирали противник оказался ниже звена капитана Артемченко. Видя невыгодное положение и поняв, что они достать "МиГи" не смогут, "Сейбры" разворотом со снижением вышли из боя.

Одновременно в трудное положение попала и шестёрка "Сейбров", атакованная старшим лейтенантом Сутягиным. После разворота на 180 градусов "Сейбры" выстроилась в кильватер пар. Сутягин передал паре старшего лейтенанта С. С. Бычкова, чтобы он прикрыл его атаку, и пошёл в атаку на вторую пару "Сейбров". В этот момент его ведомый старший лейтенант В. Ф. Шулев обнаружил пару "Сейбров" ниже сзади слева, о чём передал своему ведущему. Сутягин прекратил атаку по преследуемой паре и, развернувшись, атаковал замыкающую пару F-86 с задней полусферы сбоку справа и, сблизившись на дистанцию 200 - 250 метров, открыл огонь по ведущему "Сейбру". Его поддержал Василий Шулев, который также вёл огонь с дистанции 300 - 400 метров.

Старший лейтенант Шулев при преследовании противника стал обгонять самолёт ведущего, вследствие того, что не были выпущены воздушные тормоза, был вынужден боевым разворотом вправо выйти из атаки; старший лейтенант Сутягин последовал за ним.

Старший лейтенант Г. Т. Фокин с ведомым старшим лейтенантом Е. Н. Аграновичем атаковал звено "Крепостей". Сблизившись с замыкающим В-29 до дистанции 1000 метров, с задней полусферы произвёл 2 длинные очереди. В этот момент его ведомый старший лейтенант Агранович прошёл впереди старшего лейтенанта Фокина и боевым разворотом влево ушёл вверх. При выходе из атаки старший лейтенант Фокин был атакован парой F-86 сзади справа. Старший лейтенант Фокин правой восходящей спиралью вышел из-под удара. А вот его ведомому Евгению Аграновичу это сделать не удалось: выйдя вверх, он был неожиданно атакован сзади парой F-84 из непосредственного прикрытия бомбардировщиков В-29, которые в упор расстреляли его самолёт. Защитить его было некому и старший лейтенант Агранович погиб.

Группа капитана Щербакова в составе 6 экипажей, находясь в районе Ансю на высоте 9000 метров, также обнаружила 10 F-86, шедших ниже на встречных курсах. После короткого боя и эта группа "Сейбров" вышла из боя, а группа Щербакова без потерь вернулась на свой аэродром.

Так закончился этот бой, в котором полк понёс свою первую потерю. В результате проведённого воздушного боя, по докладу лётного состава, сбито 3 самолёта противника: 2 F-86 сбиты старшим лейтенантом Сутягиным и старшим лейтенантом Шулевым, 1 В-29 сбит старшим лейтенантом Фокиным. Чуть позже пришло подтверждение о том, что в этом вылете старший лейтенант Агранович всё же уничтожил один F-80, который пытался атаковать его ведущего.

По данным американской стороны, в этом налёте принимали участие 4 В-29 под прикрытием 12 F-86, а также 4 F-80 из 8-й ИБАГ и 4 F-84 из 136-го ИБАКР. Американцы не подтверждают потерю в этом вылете своего В-29, и, скорее всего, старший лейтенант Фокин только повредил бомбардировщик, и он долетел до своей базы, но был выведен из строя на некоторое время. Однако есть подтверждение победы старшего лейтенанта Е. Н. Аграновича, так как американцы признают потерю в этот день и в это самое время своего F-80С из состава 35-й АЭ 8-й ИБАГ.

29 июля 1951 года лётчики 17-го ИАП произвели 3 боевых вылета, 2 из которых сопровождались воздушными боями. В одном из них старший лейтенант Г. Т. Фокин сбил самолёт F-80.

Капитан М. С. Пономарёв, находясь в группе прикрытия на высоте 7000 метров, ниже себя слева обнаружил 6 F-80, шедших в "кильватере звеньев". Пономарев тут же скомандовал своей группе произвести резкий разворот влево, после чего со снижением перешёл в атаку на обнаруженную группу "Шутинг Старов".

Пилоты F-80 также обнаружили присутствие "МиГов" и также сделали левый разворот со снижением в направлении восточнее Пхеньяна. В момент преследования противника один F-80 произвёл разворот на 180° и пошёл в атаку на встречных курсах со старшим лейтенантом Г. Т. Фокиным. При атаке пилот F-80 первым открыл огонь, вслед за ним открыл огонь и Фокин, после чего резко вышел вверх. Перед этим Георгий Фокин наблюдал впереди себя взрыв - это взорвался атакованный им самолёт.

Но Георгию было уже не до уничтоженного им "Шутинг Стара", так как при лобовой атаке американский пилот метко стрелял - 8 крупнокалиберных пуль поразили самолёт Фокина. Одна из них угодила в боеприпасы, они взорвались, и их осколки тяжело ранили нашего лётчика в правую ногу. Одновременно в самолёте были перебиты тяги управления элеронами. Изнемогая от боли, Георгий Фокин даже не передал по радио, что он ранен. Вышел из боя и привёл самолёт на свой аэродром и там совершил вынужденную посадку с убранным шасси. После чего сразу же был отправлен в госпиталь.

Сам Георгий Тихонович так описывает этот бой:

"29 июля мы вылетели в составе эскадрильи на перехват штурмовиков F-80, перехватили их и завязали бой. Погода была самая неблагоприятная для ведения воздушного боя. Дело в том, что облачность была в несколько слоев, и вот в этом межслоевом пространстве надо было бить противника. Но беда в том, что не знаешь, откуда может вынырнуть самолёт противника. Так вот как раз и получилось: F-80 вынырнул из облаков впереди меня, и я тут же произвёл по нему атаку и сбил этот F-80, причём он взорвался в воздухе. Не успел я всё это осмыслить, как почувствовал, что меня заложило в крен, и я понял, что мой самолёт подбит. Была перебита тяга управления элеронами. Удалось выровнять самолёт рулями поворота, и с трудом я прилетел на свой аэродром. В процессе этого полёта почувствовал, что ранен в ногу. После переговоров с КП дивизии мне разрешили на подбитом самолёте сесть на "брюхо", на грунт рядом с ВПП, то есть без шасси, что я и сделал".

Взрыв F-80 наблюдал и капитан М. С. Пономарёв, но быстро сконцентрировался на преследовании другой пары уходящих F-80. Сблизившись за счёт разгона на снижении своего самолёта с парой F-80 до дистанции 250 - 300 метров, он открыл огонь по ведомому F-80. После чего атакованный им самолёт F-80 левой крутой спиралью пошёл вниз. Выйдя из атаки, Пономарёв занял удобную позицию для атаки по ведущему этой пары и, сблизившись с ним до дистанции 800 - 700 метров, произвёл по нему 2 короткие очереди. Однако результата своей стрельбы он не наблюдал, так как противник успел нырнуть в облака.

После этого вся группа майора Г. И. Пулова получила приказ возвращаться на свою базу. На земле были подведены итоги этого боя, и по результатам фотоконтроля и докладов лётчиков полку было засчитано 4 победы, которые были записаны на счёт Артемченко, Пономарёва, Сутягина и Фокина, хотя от северокорейской армии пришло подтверждение только на 3 упавших F-80.

Героем дня в этот день стал Георгий Фокин. Когда личный состав узнал о подвиге старшего лейтенанта Фокина, то в Чанчуньский госпиталь, где он лечился, было отправлено 40 приветственных писем. Ответ Фокина, в котором он писал, что так поступил бы каждый советский человек, был зачитан перед строем всего личного состава полка. Старшему лейтенанту Фокину посвятили листовку с описанием его подвига. Он был представлен командованием к ордену Ленина. После госпиталя 12 сентября 1951 года старший лейтенант Фокин убыл в санаторий в город Дальний, потом вернулся в полк и продолжал воевать.

Американская сторона, как обычно, признала потерю в этот день только одного своего F-84Е (№ 49-2339) из состава 154-й FBS (136-го FBW) - его пилот Джэймс Оверстрит (James Overstreet) пропал без вести. Сообщается, что его "Тандерджет" взорвался на своих бомбах. Скорее всего, это именно он сошёлся в лобовой атаке с "МиГом" старшего лейтенанта Фокина, но больше повезло советскому лётчику. Время гибели F-84 также совпадает со временем этого боя.

Тогда откуда взялись в докладах наших лётчиков "Шутинг Стары"? Дело в том, что наши лётчики в круговерти боя могли спутать типы атакованных ими ударных самолётов противника, так как в данном районе одновременно работали по наземным целям несколько групп ударных самолётов противника различных типов, в том числе и морского базирования. В этот день американцы также признают потерю одной своей "Пантеры" (F9F-2В) из состава эскадрильи VF-23, пилот которой Брюс Ллойд (Bruce В. Lloyd) также пропал без вести, и очень возможно, что именно одна из групп этих машин ВМС США, которые очень похожи в воздухе на F-80, попала под удар одной из групп 17-го полка! Возможно, остальные 2 получили повреждения в этом бою.

6 января 1952 года наши лётчики провели очень напряжённый воздушный бой с американскими пилотами из состава 51-го ИАКр (до 50 машин). Бой длился около 15 минут, в результате было сбито 6 F-86 и подбито ещё 2 "Сейбра". Это был один из самых удачных воздушных боёв, проведённых 17-м ИАП за всё время боевых действий в Корее. Вот как этот бой описывает один из его участников, Георгий Тихонович Фокин:

"6 января был бой, которого - я смело могу утверждать - не было ещё у нас в небе Кореи. Описать этот бой не хватит нескольких страниц. Дело в том, что в это время вводили в бой несколько частей китайских ВВС и один из наших полков прикрывал и вводил одновременно в бой летчиков китайской истребительной авиации.

Так получилось и в этот раз: 523-й полк прикрывал братьев китайцев, которые уже выполнили задание и начали производить посадку. Нам же дали вылет нашим полком в составе 18 экипажей, и 12 самолётов было из 18-го ГИАП, - итого вылетело тогда 30 самолётов МиГ-15бис. Американцы послали против нас также 2 группы F-86 из состава 4-го и 51-го авиакрыльев - это несколько десятков "Сейбров", а нас всего 30 экипажей против этой армады.

Очевидцы, которые были на земле, потом рассказывали, что земля стонала от рёва двигателей и волосы становились "дыбом". В этом бою мы сбили 11 самолётов противника, и я горжусь, что также внёс свою лепту, сбив одного "Сейбра".

Следует признать, что Георгий Тихонович немного путает, что позволительно после 50 лет молчания, так как в этом сражении было одержано меньше побед, что не умоляет заслуги наших лётчиков, которые участвовали в этом сражении. Кроме того, Георгию Тихоновичу в этом бою удалось на самом деле только повредить один из "Сейбров", а не сбить его, но он прав - он всё же внёс свою лепту в эту общую победу лётчиков нашего авиакорпуса в том сражении!

(Из книги И. Сейдова - "Красные дьяволы" в небе Кореи".  Москва, "ЯУЗА - ЭКСМО", 2007 год.)

Линия

Публикация производится с разрешения И. А. Сейдова и С. Г. Вахрушева, а так же Издателя.
При использовании любых материалов данного сайта, активная ссылка на него обязательна.

Возврат

Н а з а д