Астаповский Анатолий Андреевич

Астаповский Анатолий Андреевич

18 ноября 1951 года американцы предприняли крупный налёт на один из участков шоссейной дороги в районе Ансю. В налёте принимали участие до 50 штурмовиков F-84 из 111-й АЭ под прикрытием до 40 F-86. На отражение этого налёта были подняты лётчики 18-го Гвардейского ИАП в полном составе и лётчики 176-го Гвардейского ИАП в составе 20 экипажей. Вот как об этом бое рассказывает его участник Герой Советского Союза Щукин Лев Кириллович:

"Этот налёт осуществляли группами восьмёрок F-84, которые шли последовательно одна за другой на дистанции 2 - 2,5 км. Общее количество восьмёрок доходило до 6, причём выход их в район цели осуществлялся с моря, куда нам было запрещено заходить.

Вылетев полком и придя в этот район, мы обнаружили ниже себя приближающиеся к побережью восьмёрки F-84. Времени в запасе почти не было, и ведущий полка подполковник А. П. Сморчков приказал нашей и 2-й АЭ атаковать их. Третья АЭ пошла на "Сейбры", которые уже "висели" выше.

Наша атака получилась с ходу с доворотом на 120 градусов влево вниз и очень скоростная. Противник шёл на высоте 4000 метров в плотном строю. Наша 1-я АЭ атаковала вторую восьмёрку F-84 организованно, что обеспечило хорошее прицеливание. Естественно, целями были выбраны ведущие; я и мой ведомый, старший лейтенант А. А. Астаповский, в этой атаке сбили по одному F-84 каждый, ещё один повредил капитан А. Ф. Мазнев. Выход из атаки получился не совсем согласованным, что привело к распаду эскадрильи на звенья.

После этой атаки противник рассыпался, и в воздухе завязался маневренный воздушный бой, в котором было очень трудно управлять. Каждый стремился максимально использовать выгодность своей позиции. Так, в этом маневренном бою мне удалось сблизиться и сбить ещё один F-84, это был единственный мой боевой вылет за всё время боёв в небе Кореи, в котором мне удалось сбить сразу 2 самолёта противника".

27 ноября 1951 года наши лётчики провели дерзкий и одновременно опасный рейд к восточному побережью Северной Кореи. Об этом боевом вылете и бое с палубной авиацией ВМС США подробно рассказал его участник инспектор по тактике воздушного боя 303-й ИАД Алексей Алексеевич Калюжный:

"Мы защищали с воздуха Северную Корею от Аньдуня (КНР) и Синыйджу (КНДР) вплоть до Пхеньяна вдоль западного побережья Корейского полуострова, омываемого Жёлтым морем. А к противоположному, восточному побережью Кореи, омываемому Японским морем, мы летать не могли, очень далеко от Аньдуня, и у нас не хватало запаса горючего, чтобы слетать туда и обратно. Это учли американцы и подогнали в Восточно-Китайский залив, недалеко от порта Гензан (ныне Хыннам), 3 авианосца с палубной штурмовой авиацией на борту. И они оттуда действовали совершенно безнаказанно, не встречая никакого сопротивления со стороны нашей авиации. Они так обнаглели, что летали, как на свой полигон, уничтожая всё подряд на земле.

Когда мы получили такую информацию, я задумался: как их проучить? За несколько дней тщательно разработал маршрут полёта, рассчитал инженерно-штурманский график. У меня выходило, что если я заберусь почти на потолок (15000 метров), а в районе Гензана снижусь до 3000 - 4000 метров, то смогу на этой высоте находиться 8 - 10 минут. И если к тому же повезёт и за эти минуты встречу американские самолёты, то я смогу один раз атаковать и снова вверх на потолок, а затем домой. В бой ввязываться нельзя, не хватит горючего, а так при посадке у меня ещё останется запас горючего на 3 - 4 минуты.

Со старшим инженером дивизии Нестеровым Андреем Захаровичем проверили все расчёты, и он подтвердил их верность. Тогда я доложил расчёт полёта командиру дивизии Герою Советского Союза полковнику А. С. Куманичкину, который согласился и в свою очередь запросил наверху разрешение на такой полёт у командира корпуса генерала Г. А. Лобова и получил добро.

Взял себе хорошего лётчика (я с ним уже не раз летал) капитана Астаповского Анатолия Андреевича, он до этого летал ведомым у капитана Л. К. Щукина из 18-го ГИАП. 27 ноября я с ним сделал один вылет на боевое задание в составе всей дивизии. При этом мы провели воздушный бой с F-86, но безрезультатный. Затем во второй половине дня, когда наши машины были тщательно проверены и под пробку заправлены горючим, мы вылетели в паре с Толей Астаповским.

Набрав высоту 12 000 метров, летя по маршруту на Гензан, мы двинулись к цели нашего полёта - на "свободную охоту". В районе Гензана у восточного побережья Кореи я перешёл на крутое снижение, оставив солнце у себя сзади. Где-то с высоты 5000 - 6000 метров я увидел впереди и ниже нас 8 поршневых истребителей-бомбардировщиков, летящих в том же направлении, что и мы. Нам крупно повезло - с ходу обнаружили противника, причём шли на них сзади сверху и со стороны солнца. Я дал команду ведомому на сброс ПТБ и сориентировал его, где цель.

Палубники F6F-5 шли плотным строем в правом пеленге. До них было ещё километра 1,5 - 2, а для того, чтобы сбить наверняка, надо было подойти на дистанцию 200 - 300 метров. Установил данные в прицеле и перешёл в атаку на один из средних самолётов, идущих в строю, а ведомый - на крайнего правого (Толя шёл справа от меня и немного сзади). Меня волновало только одно: нет ли у них радиолокационного прибора защиты хвоста, тогда они могут нас обнаружить заранее и сорвать внезапную атаку. Но они до того были спокойны, что нас здесь быть не может, что, видимо, и не включили этот прибор. У нас была скорость под 1000 км/час, сблизившись на дистанцию 200 - 250 метров, я открыл огонь из всех пушек. Через мгновение палубник, по которому я повёл огонь, взорвался как бомба (так и на фотоплёнке ФКП было видно). Слишком стремительное было сближение, и я еле успел взять ручку на себя, чтобы не врезаться в строй американцев, и горкой пошёл вверх.

В момент, когда я сбил своего врага, мой ведомый также сбил "своего" палубника, их судьба была одинакова. Он также рванул свою машину вверх вслед за мной. Разворачиваться, чтобы снова атаковать американцев, я не стал. И правильно сделал. Забравшись на 12 000 метров и повернув на Аньдун, мы благополучно пришли домой. С ходу зашли на посадку, сел я, и за мной вплотную приземлился Астаповский. Когда вскрыли топливные баки, то у меня осталось всего 100 литров топлива (это на 2 - 3 минуты полёта), а у ведомого бак был почти сухой, он ведь ведомый, и расход топлива у него несколько больший.

В стане американцев на другой день поднялся настоящий вопль. Что только они не измышляли. Несколько дней их палубники вообще не вылетали на штурмовку наземных целей в этом районе, а затем их стали сопровождать усиленные наряды истребителей.

Когда об этом вылете стало известно генералу А. С. Красовскому (нашему главному советнику по ВВС в Китае), он категорически запретил рисковать лётчиками. Ну а нам с Толей Астаповским даже благодарности не объявили. Вообще нашего брата наградами не баловали".

Астаповский Анатолий Андреевич

Так закончился этот необычный и очень рисковый рейд в район порта Гензан. По словам же ведомого капитана А. А. Калюжного старшего лейтенанта А. А. Астаповского, они тогда встретили не восьмёрку, а шестёрку палубных истребителей-бомбардировщиков F4U "Корсар" и с ходу их атаковали, сбив 2 из них, а остальные сбросили бомбы и рассыпались кто куда. В тот же вечер Астаповский по радио слышал, как американцы сообщали, что коммунистические "МиГи" сегодня сбили 2 наших палубных истребителя. Правда, ни в одной из западных публикаций о корейской войне об этом бое нигде не сообщается, и неудивительно - кто любит писать о своих потерях!

В итоге за 27 ноября 1951 года лётчики 64-го ИАК, кроме 4 F-84Е и 2 F-80, сбили и 2 поршневых "Корсара". На самом деле американцы признают потерю в этот день 2-х своих палубных штурмовиков: один из них был AD-4L с № 123974 из состава VF-54 (авианосец "Эссекс"). Сообщается, что самолёт потерян в результате взрыва бомбы на борту самолёта, при этом его пилот, лейтенант Еуген Хал, погиб. Но понятно, что бомба взорвалась на этом "Скайредере" не сама, а ей "помог" снаряд из пушки "МиГа" капитана Калюжного. Ведомый Калюжного старший лейтенант Астаповский сбил тогда F4U-4B с № 62979 из состава VMF-323 (авианосец "Бэдоинг Стрейт"), его пилоту Чарльзу Хиппле повезло больше - он спасся на парашюте.

Воздушные бои 14 декабря были достаточно жаркими. Советские лётчики, согласно архивным данным, сбили 8 F-86 без своих потерь. Снова отличились лётчики 324-й ИАД, сбившие 6 "Сейбров". Ещё 2 сбили лётчики 303-й ИАД, и снова отличилась в одном из боёв пара инспектора дивизии майора А. А. Калюжного с его постоянным ведомым старшим лейтенантом А. А. Астаповским. При возвращении из боя они выручили своих товарищей, которые подверглись атаке четвёрки "охотников" из 4-го ИАКР, Анатолий Андреевич Астаповский вспоминает:

"После проведённого большого массированного воздушного боя, парой возвращаясь на аэродром, мы с Калюжным заметили четвёрку "Сейбров", которая преследовала наших товарищей, шедших на исходе горючего на свой аэродром. Мы, не раздумывая, сходу произвели по ним атаку сверху (они нас не видели) и сбили по одному "Сейбру". Оставшаяся пара спаслась бегством".

(Из книги И. Сейдова - "Красные дьяволы" в небе Кореи".  Москва, "ЯУЗА - ЭКСМО", 2007 год.)

Линия

Публикация производится с разрешения И. А. Сейдова и С. Г. Вахрушева, а так же Издателя.
При использовании любых материалов данного сайта, активная ссылка на него обязательна.

Возврат

Н а з а д