1936 • СОВЕТСКИЕ АСЫ • 1953

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж-З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У-Ф-Х  Ц-Ч  Ш-Щ  Э-Ю-Я

Линия


Овсянников Порфирий Борисович

7 побед

(7 + 0)
Овсянников Порфирий Борисович
  Флаг ВВС

Родился 1 марта 1924 года в деревне Овсянниково Курской области в семье крестьянина. Окончил среднюю сельскую школу. С ноября 1940 года учился в аэроклубе в городе Курске, который окончил 26 июля 1941 года, вскоре был зачислен курсантом Чугуевской военной авиационной школы пилотов. 15 сентября 1941 года Чугуевская ВАШП была эвакуирована в Казахстан и обосновалась в городе Чимкент, где курсант Овсянников продолжил обучение на военного лётчика-истребителя. В июле 1943 года окончил школу и, получив офицерское звание младшего лейтенанта, был направлен в Управление кадров ВВС в Москву, где получил направление в 22-й запасной авиаполк (город Иваново).

В запасном авиаполку Овсянников переучился на американский истребитель Р-39 "Аэрокобра" и в конце апреля 1944 года был направлен в действующую армию в 28-й Гвардейский ИАП (5-я Гвардейская ИАД, 6-я Воздушная армия, Северо-Западный фронт). Попал Овсянников в состав 2-й эскадрильи, которой командовал майор Пётр Иванович Исаев. Летал ведомым в звене старшего лейтенанта Бориса Александровича Мухина.

На фронт Овсянников попал вместе с полком только в середине июня 1944 года. Участвовал вместе с полком в составе 1-го Прибалтийского фронта в наступлении наших войск в Белоруссии - операции "Багратион". С 1 января и по 9 мая 1945 года вместе с полком участвовал в боях за освобождение Восточной Пруссии. В течение боевых действий самолёт Овсянникова был 2 раза серьёзно повреждён. Последний раз это произошло 24 апреля 1945 года во время штурмового удара по вражескому аэродрому в районе Пиллау (ныне Балтийск). Самолёт был подбит зенитным снарядом, но Овсянникову всё же удалось перетянуть линию фронта и совершить вынужденную посадку на своей территории всего в 1,5 км от линии фронта.

Войну закончил старшим лётчиком, в звании лейтенанта. Совершил около 200 боевых вылетов, участвовал в 25 воздушных боях, в которых лично сбил 3 истребителя FW-190. Награждён тремя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени и медалями. Участник Парада Победы на Красной площади в Москве в июне 1945 года.

После окончания войны продолжил службу в составе 28-го Гвардейского ИАП на аэродроме Мигалово в районе города Тверь и к моменту отправки полка в правительственную командировку в Китай в июне 1950 года был заместителем командира эскадрильи в звании старшего лейтенанта и единственным в полку, получившим накануне убытия полка в Китай звание "Военный лётчик 1-го класса".

Прибыл в КНР в июле 1950 года уже в звании капитана. С февраля 1951-го участвовал в боевых действиях в небе КНДР. До этого он и ещё несколько лётчиков полка, имеющих опыт инструкторской работы, были оставлены в тылу и занимались обучением китайских лётчиков полётам на реактивных Як-17 и МиГ-15. В феврале 1951 года майор П. Б. Овсянников получил под своё командование эскадрилью. Около 2-х месяцев сражался в небе Кореи с американскими лётчиками, совершил около 50 боевых вылетов и участвовал более чем в 10 воздушных боях, в которых официально сбил 4 самолёта противника, сам ни разу при этом не был повреждён. За боевые заслуги в небе Кореи награждён орденом Красного Знамени.

Из правительственной командировки П. Б. Овсянников вернулся только в октябре 1951 года и до 1954-го командовал эскадрильей в составе 28-го Гвардейского ИАП. В 1954 года был назначен командиром 287-го ИАП в городе Новосибирске, где прослужил на этой должности до 1962 года. В том же году подполковник Овсянников был переведён в город Таллин (Эстония), где принял под командование 425-й ИАП, в котором прослужил до 1967 года. После этого был переведён в город Ленинград на должность старшего инспектора-лётчика 6-й отдельной армии ПВО. В 1974 года полковник Овсянников по состоянию здоровья и по выслуге лет был уволен в запас. Умер 17 января 2009 года в городе Санкт-Петербурге.

Награды: орден Отечественной войны 1-й степени (29.07.1944 г. - за бои в ВОВ), орден Красного Знамени (27.12.1944 г. - за бои в ВОВ), орден Красного Знамени (26.03.1945 г. - за бои в ВОВ), орден Красного Знамени (15.05.1945 г. - за бои в ВОВ), орден Красного Знамени (12.05.1951 г. - за бои в Корее), орден Красной Звезды (22.02.1955 г. - за налёт в сложных метеоусловиях), медаль "За боевые заслуги" (30.12.1956 г. - за выслугу лет), орден Красного Знамени (23.01.1957 г. - за освоение новой техники), орден Отечественной войны 2-й степени (11.03.1985 г. - к 40-летию Победы).

*     *     *

Одним из результативных лётчиков 28-го ГИАП в корейском небе стал майор П. Ю. Овсянников - командир 3-й АЭ 28-го ГИАП, который только за февраль - март 1951 года одержал 4 личные победы.

Порфирий Борисович Овсянников прибыл в Китай в звании старшего лейтенанта, но уже в июле 1950 года получил очередное воинское звание - капитан, и стал заместителем командира 3-й АЭ 28-го ГИАП, которой командовал его фронтовой товарищ капитан С. И. Коробов. Однако поучаствовать в первых сражениях с авиацией сил ООН в ноябрьских боях 1950 года Овсянникову не удалось - его и ещё нескольких лётчиков полка, которые имели опыт инструкторской работы, оставили в тылу, где они до конца января 1951 года занимались обучением молодых китайских лётчиков полётам на реактивных Як-17 и МиГ-15. За этот период капитан Овсянников обучил группу из 7 китайских лётчиков полётам на реактивной технике.

МиГ-15бис П.Б.Овсянникова.

В начале февраля 28-й ГИАП вновь был направлен на "фронт" и перебазировался на передовой аэродром Аньдун. В составе полка был и Порфирий Овсянников, который к этому моменту уже имел звание майор и был назначен командиром 3-й АЭ полка, вместо убывшего с повышением в управление полка майора Коробова. Начиная с 8 февраля 1951 года лётчики полка приступили к выполнению боевых вылетов, но только 10 февраля снова встретились с врагом в небе Кореи и одержали свою очередную победу над американскими лётчиками, заявив об уничтожении 3-х F-80.

Лётчики 3-й АЭ и её командир с врагом встретились только 14 февраля. В этот день американское командование предприняло налёт на цели в районе Ансю силами бомбардировщиками B-29. На отражение этого налёта в 10:25 были подняты 8 экипажей 3-й АЭ под командованием майора Овсянникова. Вместе с ними в воздух ушла и пара командира полка Героя Советского Союза В. И. Колядина - всего вылетело 10 экипажей полка. Первой встретила противника пара командира полка подполковника Колядина, которую навели на восьмёрку B-29.

В это же время основную группу полка, восьмёрку майора Овсянникова навели на другую группу B-29, в количестве 10 машин, которые без прикрытия направлялись в район Ансю. Это была первая встреча лётчиков 28-го ГИАП с бомбардировщиками данного типа, и у них ещё не было опыта борьбы с ними, поэтому атаковали бомбардировщики с большой дистанции. Провести удалось всего 2 атаки, после чего пришлось бросить B-29 и направиться на свой аэродром, так как заканчивалось топливо в баках самолётов. Сбить никого не удалось, но повреждения получили несколько B-29 (лётчики наблюдали попадания отдельных снарядов в бомбардировщики). По данным фотоконтроля было записано 3-м лётчикам эскадрильи повреждение 2-х бомбардировщиков B-29, в том числе и майору Овсянникову. Хоть сбить никого из бомбардировщиков в этом бою не удалось, но боевой порядок B-29 был нарушен и сорвано выполнение их боевого задания. Кроме того, лётчики эскадрильи Овсянникова, да и сам командир АЭ получили ценный опыт ведения боя с этими мощными бомбардировщиками, которые они умело, использовали в своих следующих встречах с данным противником.

Следующая встреча с пилотами ВВС США у Порфирия Борисовича произошла только 23 февраля, как и у остальных лётчиков полка, так как до этого дня в небе Северной Кореи стояла не лётная погода, и полёты не производились. Утром в 10:10 с аэродрома Аньдун в небо ушли 8 "МиГов" из состава 3-й АЭ под командованием майора Овсянникова. В районе Ансю строй группы неожиданно атаковали 2 пары истребителей F-80 из состава 8-го FBW и им удалось сбить самолёт заместителя Овсянникова, капитана И. И. Гордеева - последнему удалось благополучно катапультироваться из обречённой машины и вскоре он вернулся в свою часть.

В это время сам Овсянников атаковал другую пару F-80, и ему удалось, совершив ряд маневров, зайти в хвост одному их "Шутинг Старов" и с дистанции 500-200 метров поразить самолёт противника. По данным наземных наблюдателей, горящий F-80 уходил в сторону Южной Кореи. Так в ничью закончилась первая встреча Овсянникова и лётчиков 3-й АЭ с реактивными истребителями. Американские лётчики были сильными противниками и победы над ними давались не легко, но опыт борьбы с ними и мастерство наших лётчиков постепенно брало вверх в поединках с пилотами ВВС США.

Новая встреча с противником в небе Северной Кореи состоялась через день, 25 февраля. Как и 14 числа, в новом сражении лётчики 3-й АЭ встретились с бомбардировщиками B-29. Вновь в воздух поднялись 8 экипажей 3-й АЭ под командованием майора Овсянникова, которые были наведены на 4 B-29, которые шли к своей цели без всякого прикрытия. Вот как сам Порфирий Борисович описывает этот бой:

"В один из дней в конце февраля, по сигналу с КП полка, моя эскадрилья в составе 8 экипажей была поднята на перехват группы бомбардировщиков. Не имея данных о прикрытии этой группы истребителями, боевой порядок АЭ был мною построен из ударной группы и звена прикрытия, которое возглавлял капитан Парфёнов. Нам дали курс на юго-восток и ориентировочную высоту противника 6000 - 7000 метров. Набрав высоту 10000 метров, мы вышли в район вероятного нахождения этой группы противника.

С КП наведения подавалась информация, что противник то слева ниже, то справа, но ни я, ни лётчики моей группы бомбардировщиков так и не могли обнаружить. Мы уже удалились на предельно возможный радиус от аэродрома и с КП нам дали команду прекратить задание и возвращаться на точку. И только я начал разворот на 180 градусов, как увидел впереди по курсу на фоне облачности четвёрку В-29. Я прекратил разворот, сориентировал лётчиков и приказал атаковать противника. Пришлось ещё 3 - 4 минуты на предельной скорости сближаться с В-29.

Мною была дана команда после атаки всем с набором высоты возвращаться домой, повторной атаки не выполнять. Как было сказано, так и сделали. Из-за экономии горючего в плотном строю, я приказал не собираться и идти на видимости, на экономичном режиме работы двигателя.

На удалении примерно 120 км до аэродрома, самый крайний ведомый лейтенант Безматерных Толя доложил: "Стрелка керосинометра на нуле, катапультируюсь!" - У меня самого горела красная лампочка, и я подумал - кто следующий последует за Безматерным? Через несколько минут показалась пограничная река Ялуцзян, и мы начали снижаться. Я передал команду садиться схода, не делая круга над аэродромом. Произведя посадку и зарулив в капонир, я, не снимая шлемофона, вылез из кабины на плоскость "МиГа" и стал считать самолёты, которые производили посадку. Насчитав 7 самолётов, у меня отлегло от сердца. Ведь я атаковал противника уже после команды с КП о прекращении задания и мог поплатиться за самовольство.

Только хотел спрыгнуть с плоскости, как услышал голос в шлемофоне: "Двигатель не работает, обеспечьте посадку", и называет позывной присвоенный лейтенанту Безматерных. Этот молодой лётчик мастерски рассчитал и произвёл посадку с остановленным двигателем вслед за всей группой. Когда на разборе я его спросил, почему он не катапультировался? Он сказал, что, посмотрев вниз на острые горные вершины, он решил лететь до тех пор, пока будет крутиться турбина. Пришлось поблагодарить его за проявленную выдержку и мастерство!

Результатов боя ввиду его скоротечности никто не наблюдал, но мой ведомый, заместитель по политчасти АЭ капитан Николай Григорьевич Пронин "привёз" отверстие в передней кромке крыла от пули воздушного стрелка В-29 и большое рваное отверстие в киле самолёта. Когда вскрыли обшивку киля, то там оказалась гильза от 37-мм снаряда моей пушки. Он очень близко, с принижением прижался к моему самолёту и когда я открыл огонь по В-29, моя гильза попала в его самолёт.

На следующий день, командиру полка Колядину позвонили из штаба корпуса о том, что американское радио сообщило день, время и район, в котором были "МиГами" атакованы 4 их В-29, из которых один В-29 не вернулся на свою базу, а другой из-за полученных повреждений от огня "МиГов", потерпел аварию при посадке на свою базу. Таким необычным способом были подтверждены результаты нашего боя. Так как фотопулемёт на моём самолёте показал наиболее результативную стрельбу, то один из В-29 был записан на мой счёт".

Из рассказанного самим Порфирием Борисовичем событий этого сражения, он ошибся только в числе проведённых атак по этой группе B-29 - их было совершено 3, а не одна, а в остальном всё указанно верно. Хотя американские источники подтвердили потерю только 2-х своих B-29 , лётчикам 3-й АЭ были засчитаны все 4 B-29 как сбитые в этом сражении.

После этих чувствительных потерь среди B-29, они несколько дней не появлялись в небе Северной Кореи и только 1 марта вновь решили испытать судьбу и проникнуть в район действия советских "МиГов". Американцев беспокоили переправы наведённые китайцами через реку Ялуцзян недалеко от города Сингисю и они послали штурмовую и бомбардировочную авиацию на уничтожение этих переправ. В районе 13 часов на перехват самолётов противника была поднята 3-я эскадрилья под командованием майора Овсянникова, в составе 8 экипажей. Но вскоре одна пара вернулась обратно на аэродром, так как у ведущего не убиралось шасси. Выполнять поставленную боевую задачу отправилась только шестёрка наших "МиГов". В 12:55 недалеко от городишка Сюкусен они обнаружили группу из 4 В-29, которые летели на высоте 6000 метров в строю "ромб", без какого-либо прикрытия.

Командир нашей группы, наученный опытом предыдущих встреч с бомбардировщиками данного типа, решил атаковать строй противника силами своего звена, а одну пару оставил сверху прикрывать атаку ударной группы. Первой пошла в атаку пара майора Овсянникова, а вслед за ним пара капитана Парфёнова. На этот раз Порфирий Борисович открыл огонь по ведущему В-29 с более близкой дистанции 800 - 600 метров и наблюдал попадание своих снарядов в цель. Во второй атаке Овсянников атаковал тот же ведущий В-29 уже с дистанции 600 - 400 метров и поджёг один из двигателей бомбардировщика. Атака пары капитана Парфёнова также были успешными и атакованный им В-29 также загорелся.

В это время в район боя подошла ещё одна группа "МиГов" в составе 5 машин под командованием командира полка подполковника Колядина, которая довершила разгром этой группы В-29: ещё 2 бомбардировщика дотянули до моря, где и рухнули в воды Жёлтого моря, 2 других сильно повреждённые вернулись на свои базы.

Лётчикам 28-го ГИАП были засчитаны 3 сбитых В-29, которых записали на счёт подполковника В. И. Колядина, майора П. Б. Овсянникова и капитана А. И. Парфенова. Американцы признали, что в этот день были серьёзно повреждены 4 бомбардировщика В-29 из состава 98-й BG, один из которых разбился при вынужденной посадке на авиабазе в Тэгу (Южная Корея), ещё 2 повреждённые "Крепости", были списаны на металлолом. Это был ещё один чувствительный удар по престижу САК ВВС США, которые считали, что их бомбардировщики В-29 могут самостоятельно выполнять любые боевые задачи в небе Северной Кореи.

Авиация противника резко активизировала свою боевую деятельность в небе Северной Кореи с началом марта, и в одиночку лётчики 28-го ГИАП уже не справлялись с такой активностью авиации противника. 2 марта на помощь лётчикам 28-го ГИАП на аэродром Аньдун прибыла сводная эскадрилья майора А. З. Бордуна из состава 72-го ГИАП - ещё 8 экипажей, но этого было явно мало, учитывая какой объём боевой деятельности выполняли лётчики 28-го ГИАП.

2 марта в небе Северной Кореи разгорелись новые ожесточённые воздушные сражения, в которых участвовали и лётчики 3-й АЭ майора Овсянникова. Пилоты ВВС США в основном из состава 51-го FIW, на своих F-80C попытались дать бой нашим лётчикам и чтобы компенсировать преимущество МиГ-15 перед "Шутинг Старом", они вылетали на боевые задания большими группами и пытались атаковать наши истребители уже в районе пограничной реки Ялуцзян, когда "МиГи" ещё не набрали достаточной высоты. Так вылетевшая первой в этот день группа "МиГов" из 2-й АЭ под командованием её командира капитана А. И. Акимова, были сразу атакованы за Ялуцзяном группой из 12 F-80, которые имели двойное численное превосходство и чтобы не искушать судьбу, а также имея малый запас топлива, Акимов увёл свою группу на аэродром. На подмогу товарищам была поднята четвёрка "МиГов" из 3-й АЭ полка под командованием майора Овсянникова, которые уже через несколько минут после взлёта были атакованы звеном F-80, с которыми вступили в бой. Пара подполковника П. П. Никифорова увлекла звено "Шутов" в сражение на виражах, а в это время Овсянников с ведомым ушли вверх и имея преимущество в высоте, на догоне атаковали F-80 и Порфирий Борисович сблизился на счёт большой скорости с ведущим пары противника и с дистанции 300 метров поразил самолёт врага. F-80 задымил, и резко снижаясь, ушёл на свою территорию. Ещё одного F-80 повредил ведомый Овсянникова старший лейтенант Виктор Монахов, и тот также дымя, убрался на свою территорию. Оставшаяся пара "Шутинг Старов" также покинула район боя, а наши лётчики вернулись на свой аэродром.

Овсянникову и Монахову были засчитаны эти 2 F-80, как личные победы - это уже была 4-я личная победа Порфирия Борисовича в небе Северной Кореи! Американское командование признало серьёзное повреждение одного своего F-80 из состава 25-й FIS 51-го FIW в этот день, который вернулся с боевыми повреждениями на свою базу.

После этих сражений наступило временное затишье в воздушных сражениях в небе Кореи, которые возобновились только 11 марта. В этот день лётчики 151-й ГИАД впервые встретились в небе Северной Кореи новые американские истребители F-86A. Первыми с ними встретились в этот день лётчики АЭ майора Бордуна, но бой с восьмёркой F-86 закончился безрезультатно. На помощь группе Бордуна была поднята шестёрка "МиГов" под командованием майора Овсянникова, которая, прибыв в район боя, встретилась с парой "Сейбров", которые боя не приняли и ушли пикированием на свою территорию. Так лётчики 28-го полка, а также Порфирий Борисович, впервые встретились с новым противником в этой воздушной войне!

К этому времени, на аэродроме Аньдун уже базировались 5 эскадрилий "МиГов" - 3 из состава 28-го ГИАП и 2 из состава 72-го ГИАП. На усиление прибыла ещё эскадрилья майора В. П. Афонина в составе 8 экипажей.

Новая встреча с противником для лётчиков АЭ майора Овсянникова произошла 19 марта, когда на боевое задание ушла пара командира полка подполковника В. И. Колядина, которого сверху прикрывала четвёрка Порфирия Борисовича. В этом вылете они встретили одиночный самолёт-разведчик RF-80, и его попытался атаковать Колядин, но как оказалось сзади шло прикрытие из 4 F-86. Обнаружив прикрытие, Колядин резко развернулся и ушёл вверх, а затем атаковал группу "Сейбров" и одного из них подбил, после чего противник покинул поле боя. Всё это время звено Овсянникова прикрывала атаку своего командира и была готова придти ему на помощь, но этого не понадобилось, тот сам справился с противником без посторонней помощи.

Сражения в марте месяце продолжались и возвращение на ТВД частей вооруженных F-86, только ужесточили противостояние в небе КНДР. В конце марта американское командование вновь бросило в бой свои мощные бомбардировщики В-29, с которыми 29 - 30 марта вели сражения лётчики 28-го и 72-го ГИАП. Конечно же, эти сражения не могли пройти мимо такого специалиста в боях с В-29, как майор Овсянников и он принял участие в одном из них, которое состоялось 30 марта 1951 года. В этот день бомбардировщики В-29 из состава 19-й BG осуществили налёт на Аньдунский мост. На этот раз бомбардировщики шли под прикрытием большого наряда истребителей прикрытия, состоящих их групп истребителей F-80, F-84 и F-86. На отражение этого налёта в воздух были подняты 2 эскадрильи 28-го полка и одна эскадрилья 72-го полка - всего 24 экипажа. Вскоре была обнаружена большая группа бомбардировщиков В-29 общим числом 24 машины, под усиленным эскортом состоящих из двух десятков истребителей F-80 и F-86. Вслед за этой группой "Крепостей", вскоре в районе сражения появилась ещё группа из 8 В-29 под прикрытием 8 F-84. Вот с такими силами противника пришлось сражаться лётчикам 151-й ГИАД. Вот как сам Порфирий Борисович рассказывает об этом сражении:

"Мне навсегда запомнился последний полковой вылет на перехват армады В-29, прикрытых истребителями F-84 и F-86. Со всего нашего полка и 72-го полка, наскребли тогда только 18 экипажей. Ударную группу возглавлял командир полка Колядин. Я своей четвёркой (ведомый старший лейтенант Виктор Монахов, ведущий второй пары капитан Парфёнов Александр, кто у него был ведомый, я уже не помню) в боевом порядке осуществлял группу прикрытия. Б-29 шли бомбить плотину. Я шёл с правой стороны выше группы. Командир полка передал по радио: "Вижу противника, атакую! Прикрой". В это время восьмёрка "Сейбров" попыталась сверху атаковать нас и прорваться к нашей ударной группе. Завязался маневренный воздушный бой моей пары с четвёркой "Сейбров" и пары Парфенова с другой четвёркой. Пришлось выжимать из самолёта все, на что он способен. Мой ведомый Монахов в этой круговерти сохранил боевой порядок пары. Периодически глядя в зеркало заднего обзора, я видел красный нос его самолёта. Когда вывернулся из под атаки "Сейбров", стал заходить им в хвост и открыл огонь - они на пикировании стали уходить на юг. Ниже себя, я увидел строй бомбардировщиков, которые шли уже обратным курсом. На встречных сверху, я атаковал их, но атака в этом случае была на очень большой скорости сближения, и мне казалось безрезультатной. Как помню, мне был засчитан тогда один сбитый "Сейбр" и один В-29".

Прошло уже много времени и конечно Порфирий Борисович не может помнить всех деталей того или иного сражения, в котором лично участвовал, поэтому немного поправлю его рассказ документальными данными. Шестёрке "МиГов" под командованием Овсянникова, командир полка Колядин приказал связать боем истребителей прикрытия и Порфирий Борисович повёл своих ведомых в атаку на 10 F-86 и связал их боем. В ходе маневренного боя Порфирию Борисовичу удалось зайти в хвост одной из пар "Сейбров" и открыть по ним огонь с дистанции 600 - 400 метров, после чего "Сейбры" со снижением вышли из боя.

Выйдя из атаки, Овсянников обнаружил 2 четвёрки В-29, которые шли ниже и без прикрытия, и сразу перешёл на них в атаку. Проведя 3 атаки по этой группе В-29, Овсянников поломал их строй, после чего повернул на свой аэродром. Согласно данным фотоконтроля майор Овсянников в этом бою вёл стрельбу по 2-м самолётам противника, но они так и не были засчитаны официально на счёт полка и естественно лётчика, ввиду того, что не были найдены обломки этих самолётов.

Однако американское командование признало повреждение B-29A №44-69746, который в 13:00 был атакован "МиГами" над Синыйджу и прилетел на авиабазу Итадзуки, половина экипажа получила ранения. Кроме того, в этот день был также потерян один F-80 из состава 9-й FBS 49-го FBW. Так что эти 2 самолёта противника предположительно на счету майора Овсянникова.

На этом участие в сражениях в небе Кореи для лётчиков 151-й ГИАД закончилось и продежурив ещё 2 дня в Аньдуне (без встреч с противником), полки дивизии были заменены вновь прибывшими полками 324-й ИАД, которой командовал наш выдающийся ас, трижды Герой Советского Союза полковник И. Н. Кожедуб.

Всего Порфирий Борисович Овсянников успел совершить в небе Кореи около 40 боевых вылетов, провёл около 10 воздушных боёв, в которых официально сбил 4, и повредил ещё 2 самолёта противника. При этом сам ни разу не был даже повреждён в бою. Сам Порфирий Борисович, считает, что достоверно сбил 4 самолёта врага, что сходится с данными американской стороны, по которым можно засчитать нашему асу 3 В-29 и 2 F-80.


*     *     *

Р-39Q-21/25 лейтенанта П. Б. Овсянникова, 1945 г.


Список известных воздушных побед П. Б. Овсянникова:

Великая Отечественная война 1941-1945 гг.

Д а т аСбитые
самолёты
Место падения самолёта или
проведения воздушного боя
Свой самолёт
29.10.19441  ФВ-190станция Ильмая"Аэрокобра"
13.04.19451  ФВ-190Халенен Крайтц
1  ФВ-190южнее аэродрома Гросс-Диркшхайм

      Всего сбитых самолётов - 3 + 0;  боевых вылетов - 199;  воздушных боёв - 25.



Вооружённый конфликт в Корее 1950-1953 гг.

Д а т аСбитые
самолёты
Место падения самолёта или
проведения воздушного боя
Примечание
23.02.19511  Ф-80АнсюF-80 № 49-1860 из состава 8-го FBW
25.02.19511  Б-29станция КайсенВ-29 из состава 98-го BW
01.03.19511  Б-29Конгунан
02.03.19511  Ф-84район реки Ялуцзян 

      Всего сбитых самолётов - 4 + 0;  боевых вылетов - около 50;  воздушных боёв - более 10.



Из фотоматериалов разных лет:

Р-39Q-21 Гв. лейтенанта П. Б. Овсянникова, 1945 г.

Овсянников Порфирий Борисович Овсянников Порфирий Борисович

П.Б.Овсянников, 1956 г.


Линия

Интервью с П. Б. Овсянниковым на сайте - "ВВС России: люди и самолёты"



Главное меню  |  Новости сайта  |  Библиотека  |  О данном сайте  |  Обратная связь


  © 2017 г.   Советские лётчики-асы. Герои воздушных войн 1936-1953 гг.
  При копировании материалов данного сайта, активная ссылка на источник обязательна.